Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЯ + страница 2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: КИНОФИЛЬМЫ ::.

Историко-приключенческая мелодрама "Золотая Орда"

Режиссер: Тимур Алпатов
Сценарист: Ольга Ларионова. Оператор: Морад Абдель-Фаттах. Композитор: Зиновия Арванитиди
Россия. Производство: Марс Медиа Энтертейнмент, Амедиа Продакшн, Марс-Фильм. 2018. 16 серий

Золотая Орда Картина Тимура Алпатова по сценарию Ольги Ларионовой «Золотая Орда» переносит зрителей в конец XIII века, когда Русь ещё была под гнётом монголо-татар. Авторы, сознательно не придерживаясь исторической точности, представили на суд зрителей приключенческо-мелодраматический фильм, в котором нашлось место и любви, и интригам, и сильным поступкам главных героев.

Завязка сюжета состоит в том, что во Владимир прибывает посланник Золотой Орды хан Менгу-Темир. Он должен получить с русичей дань – угнать в Орду тысячи людей. Однако хана прельщает красота Устиньи - жены князя Бориса, брата Великого князя Ярослава. Менгу-Темир готов в обмен на неё значительно уменьшить число пленников. Борис, считая, что это поможет ему в борьбе за княжеский престол, соглашается отдать жену…

Премьера: 12 марта 2018 (Первый канал)

Герои фильма:
князь Ярослав (Александр Устюгов)
хан Берке (Рамиль Сабитов)
княжна Устинья (Юлия Пересильд)
княгиня Радмила (Светлана Колпакова)
Кехар (Сабина Ахмедова)

хан Менгу-Темир (Санжар Мади)
Еремей, воевода (Сергей Пускепалис)
князь Борис, брат Ярослава, муж Устиньи (Артур Иванов)

Наргиз (Аружан Джазильбекова)
Айжан (Дина Тасбулатова)
Настя (Карина Андоленко)

Другие персонажи:

Иван (Артём Алексеев)
Матрёна (Евгения Дмитриева)
Марфа (Лариса Домаскина)
Николка (Сергей Соцердотский)
Семёныч (Борис Каморзин)
князь Владимир (Владимир Верёвочкин)
Филарет (Василий Бочкарёв)
княжич Даниил (Максим Сапрыкин)
Уш-Хатун (Алтынай Ногербек)
Тогтагай (Лена Куо)
мулла (Раджабали Хусейнов)
Ногай (Турар Мураталиев)
Гришка-скоморох (Юрий Тарасов)
Тулай (Даулет Абдыгапаров)
Бахтияр-Ага (Али Мухаммад)
Зейнеб (Эльмира Калимуллина)
Саадат (Феруза Рузиева)

Аиша (Нафиса Хайруллина)
Фёдор (Генри Давид)
Стеша (Анна Скиданова)
Мирон (Сергей Гурьев)
Азар (Джавахир Закиров)
Бахар (Марат Абдрахимов)
Мусаб (Еркебулан Дайыров)
Тришка (Андрей Удалов)
старец Григорий (Виктор Мютников)
Ярик, дружинник (Николай Никитин)
Радомир (Борис Покровский)
Игорь (Александр Гох)
Миналдан (Анастасия Цой)
Машка (Екатерина Агеева)
Любка, прислужница (Ольга Макеева)
Алтан (Аскар Ильясов)
Фара (Азамат Нигманов)

Азамат (Руслан Хабибуллов)
диакон Василий (Виктор Немец)
Рафик, художник (Сейдулла Молдаханов)
Авдотья (Нина Курпякова)
посол Хулагу (Сахат Дурсунов)
Хулагу (Сайдо Курбанов)
Ергали (Мохамед Абдель-Фаттах)
смотрительница гарема (Дилия Рузиева)
лекарь (Кирилл Крошман-Климов)
торговка (Анна Ичетовкина)
священник (Валерий Лукьянов)
гонец-дружинник (Кузьма Сапрыкин)
Егор (Максим Карушев)
гонец из Владимира (Владимир Малинин)
сотник (Алексей Ушаков)
тетка (Наталья Ольга Грекова)
палач (Виктор Савченко)

Фильм режиссёра Тимура Алпатова «Золотая Орда», поставленный в жанре историко-приключенческой мелодрамы, вызвал широкое обсуждение. Мнения зрителей о картине разделились. Предлагаем вашему вниманию интервью с креативным продюсером фильма Еленой Денисевич, опубликованное на сайте «БИЗНЕС Online».

Елена Денисевич: «Наш сериал не должен ранить и оскорблять чьи-то чувства»

Креативный продюсер «Золотой Орды» о перспективах второго сезона, советах Рафаэля Хакимова, отказе от версии «18+» и «сюжетных узлах»

«Это не наспех «сколоченная» история»

Золотая Орда— Елена, на этой неделе в вечерний прайм-тайм Первого канала вышел сериал «Золотая Орда». Как вы думаете, если ваш сериал будет успешным и современное поколение будет судить о тех исторических событиях по нему, это будет хорошо или плохо?

— Это будет нехорошо и неправильно. Судить об исторических событиях можно, только опираясь на достаточное количество информации, почерпнутой из достоверных, признанных научными источников. Ни одно из художественных произведений не может являться таковым. Художественное произведение — субъективный, а значит, уже не вполне достоверный источник с точки зрения истории как науки.

Фильм «Андрей Рублев» Андрея Тарковского сегодня признан классикой мирового кинематографа. Однако, созданная в 1966 году, на экраны страны картина попала лишь через 20 лет. Знаете, с какой формулировкой кинокартину положили на полку? «Исторически недостоверное произведение, пропагандирующее агрессию и насилие». Из относительно недавнего, посвященного этому периоду, — фильм «Монгол» режиссера Бодрова-старшего. Метафоричное, наполненное изысканными художественными символами жизнеутверждающее кинопроизведение. Но каждый пятый комментарий от зрителей фильма звучит приблизительно так: «Не имеет отношения к истории». То же самое касается прекрасного, с моей точки зрения, фильма «Орда» режиссера Андрея Прошкина-младшего: искушенные в вопросах истории зрители и его уличают в исторической недостоверности.

Золотая ОрдаДавайте не про кино. Великий литератор Николай Карамзин написал свой труд «История государства Российского», перелопатив тонны научного, справочного и литературного материала, но и его современники обвиняли в том, что это субъективный, скорее литературный, чем научный, взгляд на историю. Несколько позже Александр Пушкин, восторгаясь именно этим произведением Карамзина и опираясь на него, создал свою реалистическую драму «Борис Годунов». Можно ли по драме Пушкина объективно судить об исторических событиях?

А если бы детям предложили изучать Библию исключительно по произведениям художников? Практически каждый из признанных гениев изобразительного искусства писал картины по библейским сюжетам. Одни и те же исторические события в их полотнах выглядели очень по-разному. Имеет ли смысл уличать авторов картин в исторической недостоверности? Таким образом, художественное произведение, в каком бы жанре и в какой бы области искусства оно ни было выполнено, по определению условно достоверно, а категория «историческая достоверность» к нему применима весьма относительно.

Еще раз касательно вашего вопроса. Я лично не боюсь за современное поколение, которое порой гораздо лучше, чем нам кажется, умеет читать: каждая серия проекта «Золотая Орда» начинается с титра, говорящего о том, что персонажи и событийный ряд в фильме являются авторской фантазией, то есть вымыслом, что по определению означает: изучать историю по этому произведению не нужно. Точка.

Золотая Орда— И все-таки что вы будете отвечать тем, кто привычно начнет предъявлять претензии относительно того, что в «истории все было не так»? Например, половцев к концу XIII века уже не существовало как единой политической структуры, а в «Золотой Орде» они фигурируют.

— В ответ на претензии и утверждения, что в истории все было не так, могу очень доброжелательно улыбнуться и согласиться: да, в истории все было не совсем так. Мы уже обсудили, что в проекте «Золотая Орда» сюжет и персонажи вымышленные. Не было нашего великого князя Ярослава, не было и великого хана Берке. Исторические события развивались иначе. И мы не ставили перед собой задачу их реконструкции. Более того, в фильме нигде нет ссылки на то, что действие происходит в конце XIII века. С чего вы это взяли?

Категория достоверности в нашем проекте применима лишь в некоторых моментах. Мы выбрали определенный временнoй промежуток прошлого — и в нем в целом, если не во всем, драматургическая среда должна была соответствовать тому, что о ней известно нашим современникам. Например, нас подробно консультировали по быту, оружию, обычаям, костюму, ведь наши персонажи должны быть достоверны относительно друг друга и тех драматургических конфликтов, которые между ними завязаны.

— Сколько консультантов у вас было? Какую роль они играли при работе над фильмом? Вопрос не случаен, ведь в одной из статей о сериале приводятся слова режиссера Тимура Алпатова: «Выслушав третьего, я понял — хватит. Каждый вел в свое русло, каждый говорил, что монголы были такими или, наоборот, такими. Не поймешь, что происходило на самом деле».

— У нас было 11 консультантов не только из Москвы, но и из Татарстана. Один из них — вице-президент Академии наук доктор исторических наук Рафаэль Хакимов, который дал нам много полезных замечаний и советов. С нами работал и известный московский художник Сергей Микульский — специалист в области исторического кино, который давно изучал эпоху Золотой Орды и делал для нашей картины оружие и доспехи.

Обращаясь за помощью, мы сразу предупреждали наших консультантов, что не создаем историческую драму и, внимательно выслушав их, возможно, что-то сделаем вопреки известным историческим фактам. Тем не менее каждая консультация была ценной, ведь художник убедительнее в своих домыслах, если его фантазии базируются на знании. Так что уверяю вас — это не наспех «сколоченная» история. Поверьте, она ответственно продумана и проработана.

«Да, с историческими фактами мы обращались достаточно вольно»

— Какие задачи вы ставили перед сценаристом Ольгой Ларионовой? Все-таки в ее активе не было исторических фильмов или сериалов. Работала ли она с какими-то историческими документами? Или ее задача была в том, чтобы расписать сюжетные линии, характеры героев безотносительно эпохи?

— Отсутствие опыта не является виной сценариста, это скорее его беда. Человек вполне может хотеть и уметь что-то, просто раньше ему не представилась такая возможность. Прежде чем остановиться на Ольге Ларионовой, мы попробовали работать и с другими авторами, предложив каждому из них сделать краткий синопсис сценария будущего проекта. То, что предложила Ольга, показалось нам наиболее соответствующим тем задачам, которые мы собирались решить, создавая проект «Золотая Орда».

— И все-таки Ларионова изучала исторические документы перед написанием сценария?

— Конечно. Она талантливый сценарист, который к тому же училась своему ремеслу у прекрасных наставников и мастеров. Первый вариант сценария писался два года. Перед тем как появились написанные сцены, Ольга тщательно изучала историю того времени, вынося на обсуждение с редакторами и продюсерами все придуманные ею образы и сюжетные схемы. Это была совместная работа достаточно большого коллектива, которая продолжалась практически до конца съемок, — уточнялись диалоги, мотивации поступков героев, корректировались сюжетные обстоятельства, в которых развивалось действие.

— Сериал вышел под названием «Золотая Орда». У человека, который решает его посмотреть, все равно складываются определенные ожидания, связанные с заявленным историческим периодом и конкретными историческими событиями. Вы не боялись обидеть татар вольным обращением с историческими фактами?

— Золотая Орда — это яркий и уже знакомый по многим произведениям (в том числе и по кино) бренд. Этот период русской истории сегодня скорее легенда, обросшая множеством художественных фантазий и научных предположений, зачастую, кстати, очень противоречивых. Это уже сам по себе миф, который касательно нашего сериала лишь определяет некий временной промежуток. История героев нашего проекта могла произойти в любое время из 200 лет, которые в истории нашего государства принято называть «периодом монголо-татарского ига».

Да, с историческими фактами мы обращались достаточно вольно. Но, поверьте, ни одной минуты не ставили себе целью кого бы то ни было обидеть. Скажу больше, у руля стоял Рубен Дишдишян, который сам наполовину татарин. Каким образом и у кого могла возникнуть идея или желание обидеть кого-то из татар?

Наши герои — «ордынцы» и «русичи» — драматургически абсолютно равновелики в плане «положительности-отрицательности». У обоих вождей (великого князя и великого хана) есть набор «хороших» и «плохих» поступков, популярных и непопулярных решений. У одного и другого есть внутренний и внешний конфликты, которые на экране разрешаются определенным сюжетным действием. Ярослав и Берке волею обстоятельств — политические противники, но не драматургические антагонисты. То же касается и окружения наших «вождей» — среди них одинаково присутствуют истинные герои и подлецы, люди чести и предатели. Наш сериал не должен ранить и оскорблять чьи-то чувства. Конечно, обидеться можно на что угодно, если на то есть желание. Могу лишь еще раз сказать: не стоит.

«Собирательный образ хана Берке не содержит в себе черт Сталина»

— «Сейчас принято в любом проекте, основанном на историческом материале, искать и формулировать „национальную идею“. Так вот „национальную идею“ нашего проекта мы бы сформулировали очень просто и лаконично, — ЛЮБОВЬ. Да, именно любовь, причем во всех ее проявлениях», — приводятся ваши слова в одной из статей, посвященных фильму. Можно ли сказать, что «Золотая Орда» — это всего лишь love story на фоне исторических событий?

— Национальная идея — идея нации — категория не художественная, и ее не совсем правильно применять, говоря о художественном произведении. Но формулировка была предложена мне журналистом, и я попыталась ею воспользоваться, чтобы поговорить о том, что определяло жанр и формат будущего сериала. Да, действительно, мы хотели рассказать историю о любви. Во многих ее проявлениях. В высоких: к народу, к Богу, к земле, к женщине. И в низких: к славе, деньгам, почестям, власти. Любовь — дар, который разные люди используют по-разному. Кто-то любовью вдохновляется и двигает цивилизацию вперед, а кто-то мстит, оставляя за собой кровавый след. Так было, так есть, так, наверное, будет, пока существует человек. Поэтому тема любви вечна. В нашем проекте о любви мы рассказываем в жанре приключенческой мелодрамы, которая развивается во времена далекого прошлого.

— Насколько знаю, первоначально «Золотую Орду» должен был снимать Сергей Попов, а в итоге режиссером стал Тимур Алпатов. Почему произошла замена?

— Когда сценарий был готов и утвержден главными участниками процесса — руководителями компаний «Марс Медиа», «Амедиа» и Первым каналом, после того, как окончательно определились жанр и формат сериала, начались поиски режиссера, который осуществил бы наш общий замысел. Рассматривались десятки претендентов. Победил Сергей Попов. Начались подготовительные работы, включающие в себя и доработку сценария, и кастинг актеров, и разработку режиссерской экспликации. Сергей предложил очень интересное решение, но через какое-то время стало понятно, что реализация его концепции неминуемо приведет к изменению формата и жанра, существенному удорожанию съемочного периода и серьезным подвижкам в сроках сдачи проекта заказчику. Заставлять уважаемого и любимого нами режиссера идти на принципиальные художественные компромиссы мы сочли неправильным.

Вернувшись к поиску режиссера, остановились на кандидатуре Тимура Алпатова. Так что в этой ситуации нет никакой интриги или скандала, всего лишь обычный производственный процесс.

— Вас не удивило, что в итоге Первый канал выбрал время премьеры — последнюю неделю перед выборами, когда появление любой программы кажется не случайным? Такой выбор был сделан, потому что сериал про духовные скрепы? Или, наоборот, это такой исторический аттракцион, который позволяет зрителю отвлечься от насущных забот по окончании рабочего дня?

— Компании, производящие «телепродукт», не принимают участия в составлении сетки вещания. Для этого на телевизионных каналах существуют дирекции программ. Наша задача по контракту с Первым каналом состояла в том, чтобы сдать проект «Золотая Орда» в определенном жанровом формате, с определенной степенью качества и в определенные сроки. А дальше мы, как обычные зрители, ждали, когда сериал выйдет на экраны.

— Вы сказали, что проект заказал Первый канал. Значит, у них возникла идея снять сериал про Золотую Орду?

— Идея проекта принадлежала нам. Она заинтересовала канал. Дальше началась плотная совместная работа.

— Почти в начале первой серии хан Берке говорит фразу: «Других монголов у меня нет». Сразу вспоминается приписываемая Сталину фраза: «Других писателей у меня для вас нет». Специально ли отсылаете зрителей к другим историческим периодам и персонажам?

— Надо очень захотеть вспомнить именно эту фразу Сталина, услышав реплику нашего персонажа. Могу только улыбнуться. Поверьте, ни один из нас не проводил никаких подобных параллелей. Более того, фраза «Других монголов у меня нет» звучит в определенном сюжетном контексте. Хан Берке таким образом отвечает художнику, который сетует на то, что с теми помощниками, которых ему предоставили, он никак не сможет решить поставленные перед ним задачи. Помощники — монгольские воины, и они, естественно, не могут заниматься художественной росписью стен строящейся мечети.

— И все-таки были ли какие-то моменты в сериале, когда вы специально хотели вызвать у зрителей те или иные ассоциации?

— Ассоциации какого рода? С конкретными политическими вождями? С вождями со спорной или бесспорно «запятнанной» репутацией? Нет, таких моментов в сериале нет. И уж точно собирательный образ хана Берке не содержит в себе черт Сталина.

«Благодаря персонажу хана берке затрагиваются серьезные философские проблемы»

— Есть ли у вас в сериале любимые персонажи?

— У меня лично? Часто у тех, кто трудится над созданием фильма, любимыми становятся те персонажи, которые потребовали существенных усилий. То, что мы с Рамилем Сабитовым делали, работая над образом ордынского правителя, — большой труд. В этом смысле хан Берке и есть один из моих любимых персонажей. Герой получился живой, неоднозначный. Он совершает действия, и эти действия далеко не всегда хороши. Но поступки — проявления внутренних конфликтов человека. Конфликтов внутри хана Берке множество, но он — опытный воин и умный правитель — не намерен мириться с ними и покорно ждать грядущей смерти. Он мог бы почивать в лучах абсолютной власти, не отягощая свое существование сложными душевными переживаниями, но хан мужественно продолжает диалог со своей совестью и далеко не всегда побеждает в этом споре. Благодаря данному персонажу в проекте затрагиваются серьезные философские проблемы. Многие мечтают о власти, но власть не дается безвозмездно — она требует жертв, на которые готовы далеко не все.

— В последний раз мы с вами встречались в конце лета 2016 года, когда вы снимали экстерьеры Руси и собирались в Крым на съемки «ордынского блока». На тот момент у вас все еще была вакантна роль хана Берке, рассказывали, что на нее претендует едва ли не актер из Китая. Как и где вы нашли Рамиля Сабитова?

— Рамиль Сабитов был одним из первых, кого пробовали на эту роль, но его видеопробы тогда показались неубедительными. Мы продолжали поиски. Пробы разных актеров очень помогли нам самим определиться, каким должен быть этот персонаж...

— То есть вы сначала сами не знали, каким должен быть хан Берке?

— Дело в том, что представление о герое может меняться, уточняться, шлифоваться в процессе работы над фильмом. В какой-то момент герой может вовсе «оторваться» от авторских представлений о нем. Помните, как Лев Толстой сетовал на то, что с трудом представляет себе, что сделает одна из его любимых героинь, Наташа Ростова? Чем дольше шли наши поиски, тем чаще мы возвращались к кандидатуре Рамиля Сабитова. Мы предположили, что проба его оказалась не совсем удачной потому, что с нашей стороны перед ним была поставлена не совсем верная актерская задача. Изменили задачу — и все получилось: проба стала убедительной. Хан Берке превратился в «живого» персонажа с яркой харизмой, сильными личностными качествами и вместе с тем душевными слабостями, проблемами, бедами, внутренними конфликтами.

Возвращаясь к вопросу о любимых героях, хочу сказать еще об одном персонаже — роль прислужницы Зейнеб. Ее исполнила Эльмира Калимуллина. По сюжетному объему роль невелика, но оказалась очень заметной.

— Как же вы вышли на Эльмиру, ведь финалистка «Голоса» не является профессиональной актрисой?

— Когда началась подготовка проекта, естественно, наши взоры устремились в сторону Татарстана. Рамиль Сабитов, Нафиса Хайруллина — сразу было понятно, что они точно станут участниками нашего проекта. Смотрели и других актеров. К нашей досаде и сожалению, актерские данные не совсем вписывались в задуманный нами формат. И мы расширили взгляд, вспомнив о победительницах проекта «Голос» — талантливых девушках из Татарстана. Нам показалось, что Эльмира Калимуллина обладает не только уникальным голосом, но и природным артистизмом. И мы не ошиблись. Эльмира, как мне кажется, прекрасно справилась с ролью. Она оказалась не просто талантливым человеком, как губка, впитывающим в себя незнакомые профессиональные навыки, но и трудолюбивым, ответственным, необычайно отзывчивым человеком. Эльмира стала всеобщей любимицей в группе. Не все поначалу умела, но делала все от нее зависящее, чтобы выполнить поставленные перед ней задачи.

— В сериале много сюжетных линий. Как думаете, какие из них наиболее важны и вызовут наибольший интерес у зрителей?

— Надеюсь, что каждый зритель найдет свой интерес — тот «сюжетный узел», в котором герои испытывают созвучные и понятные конкретному зрителю чувства.

— Как получилось, что основные роли героев ордынской части играют актеры из Казахстана? В Татарстане много актеров посмотрели? Никто не подошел?

— Татарстан — очень богатая талантами земля, и, как я уже говорила, мы посмотрели многих актеров. Но это кастинг. В голливудских фильмах снимаются актеры со всего мира, а их создатели не населяют свои «миры» только аутентичными жителями тех территорий, про которые снимают. «Золотая Орда» стала многонациональным проектом. Подобрались актеры из Казахстана, Якутии, Татарстана, Узбекистана, Беларуси, Украины, России. Сабина Ахмедова, являясь азербайджанкой, играет одну из ханских жен. И как играет! Ей богу, она появляется в кадре — и становится совершенно неважно, соответствует ли ее внешность общепринятым представлениям об облике ханских жен.

Одно могу сказать точно, что никакой установки не брать актеров из Татарстана, а брать их где-то в других регионах и странах у нас не было и быть не могло.

— Не кажется ли вам, что персонажи в «Золотой Орде» получились слишком современными? Например, поведение Устиньи за столом при князьях и Менгу-Темире. Могла ли женщина вести себя так в то время?

— Персонажи показались вам современными? В каких проявлениях? Может быть, чем-то похожими на нас? Тогда это скорее плюс, чем минус. Нам и хотелось сказать о том, что, как бы ни менялись времена, границы, политические режимы, люди остаются людьми, испытывая чувства, присущие человеку от сотворения мира. Говорят на языке, понятном сегодняшнему зрителю? Мы так и затевали историю, умышленно и сознательно выбирая легкую стилизацию под прошлое, а не точную реставрацию. Стилизация реализовалась не в «старорусских говорах», а в ритмике речи, в паузах, которых у наших пращуров было больше, чем у нас сегодня. Они все делали медленнее, чем мы, — скорости были иные...

Устинья. Да, в то время было не принято давать женщинам слово за столом. И что? Вы хотите сказать, что доподлинно известно, что не было женщин, нарушающих эти установки? Были! И в истории есть примеры женщин-политиков и правительниц. Кроме того, если вернуться к началу нашего разговора, княгиня Устинья — вымышленный персонаж, отличающийся от остальных женских образов. Она позволила себе высказаться, и хан Менгу-Темир оценил степень свободы, харизмы, личностной силы княгини, за это и проникся к ней чувством.

«Нам хотелось сделать зрительский проект»

— Стоит ли ждать второго сезона «Золотой Орды»?

— Стоит! Но будет ли он, уверенно утверждать пока не могу. Это будет решать Первый канал, руководствуясь и ориентируясь на впечатление, которое проект произведет на зрителей.

— Сначала много говорили о том, что будет вторая версия сериала для интернета с более откровенными и кровавыми сценами. Решили отказаться от идеи?

— Да, мы отказались от этой идеи. Наша история кажется нам достаточно убедительной и без сцен насилия, секса и льющихся потоков крови.

— Еще до съемок сериала Рубен Дишдишян говорил, что хотелось снять что-то подобное «Игре престолов» и «Великолепному веку». На ваш взгляд, это удалось? Станет ли «Золотая Орда» российской «Игрой престолов»?

— Каким получился проект, на какой иностранный сериал он похож или не похож ни на что, судить зрителю. Рубен Дишдишян говорил не о прямом подобии и уж совсем не об откровенном подражании. Тем более что «Игра престолов» и «Великолепный век» — абсолютно разные проекты. И если бы мы действительно ставили перед собой подобную задачу, то создали бы что-то похожее на гибрид арбуза и соленого огурца. Он говорил о зрелищности. Нам хотелось сделать зрительский проект, привлечь к нему внимание людей разного возраста, разного социального уровня, разных предпочтений и интересов, проект, который мог бы увлечь, развлечь и, если хотите, отвлечь от проблем сегодняшнего дня.

— «Игру престолов» смотрят во всем мире. Хотелось бы вам, чтобы «Золотая Орда» имела ту же славу?

— Конечно, хотелось бы.

— Все-таки российские сериалы еще не доросли до того, чтобы иметь армию фанатов по всему миру. Как думаете, индустрия российских сериалов когда-то достигнет голливудских высот?

— А мы обязательно хотим занять голливудские высоты? Если это так, то мы обречены всегда быть догоняющими. Надо ли это делать? Не лучше ли, изучая и используя опыт мирового кинематографа, поискать какие-то свои территории? Может быть, они окажутся не менее плодородными и благодатными?

Елена Колебакина-Усманова

«БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/375767

Фото из фильма
Постер фильма

 

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.