Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЕ-1 + ГОЛОСОВАНИЕ-2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИНТЕРВЬЮ ::.

Дмитрий Дюжев

Биография

Фотоальбом

Все интервью

Плохого я не помню, как ластиком стираю из жизни

С 8 сентября в кинотеатрах города – премьера комедии «Беременный» с Дмитрием Дюжевым в главной роли. История не нова: с животом уже ходил Арнольд Шварценеггер в «Джуниоре». Теперь настало время Дюжева почувствовать, каково это. Между прочим, «беременность» далась ему нелегко! Актер рассказал об этом и не только…

О «Беременном»

«Такое предложение бывает раз в жизни! Разве в мире много мужчин, которым довелось сыграть беременных? Только Арнольд Шварценеггер, и был еще в 70-е годы какой-то французский фильм. Я со своей актерской стороны честно выполнил эту работу. Это было непросто, я очень долго готовился к роли – обошел женские консультации, был в роддоме, встречался с акушером, читал книги для будущих мам. Вспоминал свою жену в период беременности – в общем, коллекционировал все малейшие физические моменты, которые испытывает женщина. Сложнее всего было сыграть то, что внутри тебя, что происходит с психикой. Ведь идет глобальная перестройка организма на гормональном уровне. Так что сыграть беременного – это не просто когда тебе делают грим отекшего лица и надевают бутафорский живот. Ты должен стать другим внутренне. А что касается живота – то это вам тоже не шутки. Потому что я не с подушкой-накладкой ходил, а с практически настоящим животом, изготовить который не каждый профи сможет. А для меня сделали сразу несколько таких животов для разных стадий беременности – и все как настоящие: с порами кожи и с прожилками сосудов».

«Я настолько вжился в роль и сроднился со своим героем, что даже чувствовал, что внутри меня кто-то шевелится. Это на грани фантастики, но мне приятно об этом вспоминать. Потому что это имеет отношение к большой работе над ролью, когда ты заставляешь свой организм жить своим персонажем, ощущать его самочувствие. Порой я невольно на окружающих транслировал эти свои необычные ощущения. Было несколько забавных моментов, когда съемочная бригада начинала сопереживать моему «интересному положению». И даже иногда место уступали, думая, что мне с моим животом и на самом деле тяжело, как беременной».

О себе

«Я человек очень открытый. Правда, сейчас немного остепенился – раньше бросался с распростертыми объятиями ко всем. Теперь вот понемногу учусь держать дистанцию. Но случается, что нравится человек от всей души и хочется с ним наговориться вдоволь, и неважно – познакомились мы с ним только что или год назад. Я верю, что каждый человек приходит в нашу жизнь не просто так. Нельзя упускать шанс найти в ком-то родственную душу».

«Плохого я не помню. Как ластиком стираю из жизни – будто и не было. У каждого из нас были истории, которые заставляли на какое-то время возненавидеть мир, перестать верить в любовь, в людей. Но, как говорилось в каком-то хорошем кино: «У всех был отрицательный опыт. Но это не значит, что другим людям наше прошлое должно портить будущее». Мы так порой зацикливаемся на отрицательном опыте прошлого, что забываем о человеке, который рядом с нами. А он рядом с нами потому, что хочет идти дальше, смотреть в будущее, что-то планировать. Я смотрю только вперед, живу в завтра, а все плохое оставляю во вчера».

«Я никогда не думал о монашестве. Точнее, не думал настолько серьезно, как об этом писала пресса после съемок в фильме Лунгина «Остров». Ну приукрасили. Ну выдали желаемое за действительное. Мне и тогда, и сейчас есть чем заняться в мирской жизни. А уйти в монахи я всегда успею. Главное тут – успеть закончить все, с чем Бог послал меня».

О жене и сыне

«Оказалось, что в роду у Татьяны был польский князь Иван Воляк. Ее родители рассказали мне о корнях семьи. С намеком: «Дима, это настоящая принцесса! Мы ждем принца на белом коне, смотри не подведи!» Я, конечно, сказал, что обещаю быть серьезным, ответственным, а про себя подумал: «Надо же, в кои-то веки встретил простую девушку из простой семьи, так и та принцессой оказалась!»

«Многое изменилось после свадьбы. Тебе как будто державу со скипетром дали, тебя объявили царем: правь, тебя признали! Вот твоя половина, хочешь – слушай, хочешь – не слушай, соглашайся – не соглашайся, но все равно вся ответственность ляжет на тебя».

«Помню, мы были на УЗИ, а я как увидел малыша, так и замер у монитора. Не мог поверить, что это мой ребенок. А он там ручками и ножками делал, как гимнаст. Я так на это смотрел, что Таня спросила настороженно: «Дима, там все в порядке?»

«Лучший метод воспитания – это любовь, я сына тискаю бесконечно и целую! Мы воспитываем в нем самодостаточность, хотим, чтобы он не только был спокойным и уверенным в себе, но и сам любил людей. Он сейчас все хочет попробовать пальчиком, оторвать… Я, как, наверное, все папы, смотрю на это спокойно. Это мамы бегают за малышом. А я думаю: пусть, если надо, портит ковры, пусть лезет в чернила, пусть песок попробует – не надо запрещать».

О гей-парадах и женщинах в брюках

«Поколения меняются. Унисекс окончательно вошел в моду. А раньше женщин в брюках казнили на костре. Ну или могли отрубить что-нибудь… неважно: что за женщина, которая возомнила о себе невероятно что?! А сегодня они в штанах ходят. Мое пожелание – чтобы этот унисекс как образ жизни получил какое-то самонаказание».

«Хорошо, что у нас гей-парады разгоняют. Хорошо, что нравственность сохраняется. Я видел гей-парад в Бразилии, когда мы были на театральном фестивале в Рио-де-Жанейро. Мне кажется, было бы радостнее, если бы в моду входили свадьбы и венчания. Ведь сейчас слишком много гражданских браков, люди не хотят брать ответственность за другого человека. Все легко встречаются и расстаются».

О вере

«Я хорошо помню свою прабабушку, у нее в деревенском доме висела икона и всегда горела лампада. Это было очень необычно на фоне всей нашей советской жизни и казалось тогда чем-то загадочным. Наверное, моя вера началась где-то там. А потом я просто оказался в нужное время в нужном месте. Возникла необходимость зайти в храм. Я зашел и остался. Пришла вера, я понял, что здесь – истина…»

«Вера – это потребность. Если нет потребности у человека, он не станет верующим. Все: от утренней молитвы до следующей молитвы перед сном – провидение Божье. Вот споткнулся ты или горшок тебе на голову упал – на все Божья воля. Может, так небо с тобой шутит. А может быть, вера – испытание какое-то. Достойно восприми все события».

«Я лично, оказавшись перед трудным выбором, всегда молюсь. Прошу поддержки, чтобы Бог помог мне увидеть правильную дорогу, и Господь всегда помогает».

Источник: Теле Шоу

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.