Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЯ + страница 2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИСТОРИИ ::.

Лифт

Триллер
Россия, 2006 г. 88 мин.

Режиссер: Всеволод Плотник.

В ролях: Георгий Мартиросян, Игорь Верник, Олег Марусев, Даниил Спиваковский, Сергей Горобченко, Екатерина Зинченко, Наталья Рычкова.

Пятеро безымянных героев разъезжаются по этажам большого дома, поднимаясь в лифте всё выше и выше. Они не знают, что спустя десять минут благодаря целой цепи обстоятельств они снова, в таком же составе, соберутся этом же лифте, который будет двигаться уже вниз, только путь этот продлится куда дольше нескольких секунд, минут и даже часов - лифт будет нестись в бездонные глубины, пока случайные попутчики в этом тесном пространстве не начнут догадываться, что связывает их между собой и что должно произойти, чтобы двери лифта всё-таки открылись.

Герметические триллеры всегда несут в себе элемент детектива — почему именно эти пятеро, что происходит, кто виноват и что делать. Нервный молодой человек с разбитым лицом, придурковатый псих с испачканным чем-то ножом, «скрипач» с костюмом в чехле и тяжёлой скрипкой в футляре, сверлящая всех глазами женщина-врач и юная, куда-то страшно опаздывающая спортсменка. Ни имён, ни судеб, только обстоятельства появления в этом злополучном лифте, только взаимоотношения с другими невольными попутчиками, только общая на всех участь. Среди них — один маньяк и ни одного праведника. И кто на самом деле есть кто - дело долгих и долгих разбирательств, которым и будет посвящён весь хронометраж фильма.

Жанровое кино у нас нынче на подъёме, но самыми многообещающими из всего разнообразия проектов этого года оказались именно триллеры - чёрные комедии, молодёжные, фантастические и экшн-триллеры, джей-хорроры и римейки классических гоголевских сюжетов — вот какое разнообразие готовят нам кинопродюсеры. Нельзя сказать, что все из уже стартовавших фильмов на все сто процентов оправдали наши ожидания на их счёт, но существенная часть впечатлила не только на фоне недавнего нашего кинобезрыбья, но и вообще даже по сравнению с лучшими представителями мировой классики жанра.

И «Лифт», по счастью, занял своё место именно в этой славной когорте - жанр герметического триллера, когда камера покидает площадь двух квадратных метров кабины лифта лишь для небольших флэшбэков, располагает к тому главному, чего важно достигать нашему кино - снимать фильмы, не требующее больших бюджетов, но воплощающее в себе всё то, что включает понятие «современное кино».

Никакой фальши. Камера смотрит на героя в упор, не давая актёру фальшивить. Сюжет не подразумевает баловства широтой простора, но требует отточенности и диалогов, и сценарных коллизий. Режиссёр не может скрывать себя за спецэффектами и разнообразной пафосной разлюли-малиной. Чистый жанр, чистое кино, чистый, не замутнённый технологическим дымом контакт зрителя с фильмом.

Невероятно тонкая постановка вопроса требует от авторов предельной точности, лаконизма, понимания своих обязанностей на площадке и осознания ответственности перед конечным результатом. И «Лифт» по факту сумел удержаться в этих жёстких рамках.

Шикарные актёрские роли что Даниила Спиваковского (несколько необычного после «Моего сводного брата Франкенштейна») и Игоря Верника (неожиданно точного в роли «скрипача», и совершенно другого, нежели мы привыкли его видеть), вполне вписавшиеся в ансамбль остальные персонажи — лёгкие нотки чувства «не верю» во время фильма если и мелькают где-то на задворках сознания, их удаётся легко загнать обратно. Кто из них маньяк, а кто жертва - отнюдь не так просто угадать даже в самом финале, где число подозреваемых начинает стремительно сокращаться.
Детектив без трупа, основанный лишь на фантастической постановке вопроса посреди затопляющей всё клаустрофобии предельно замкнутого пространства - задача не для сценариста, лишённого воображения, и она была решена замечательно: затихая и разгораясь снова, триллер катится вперёд, погружая зрителя в транс, а персонажей - в новые и новые конфликты между собой.

Музыка, очередной изыск ракурса камеры, образы несущегося и несущегося в бездну лифта под движущийся к логической развязке бесконечный диалог героев - всё укладывается в общую картину триллера в исконном понимании этого слова - в котором зрительское напряжение и есть главный герой, который действует, живёт и почти ощутим физически.

Всеволод Плоткин сумел оправдать самые радужные ожидания - весьма плодотворная идея реализована на более чем достойном уровне, безо всяких ссылок на молодость жанра, на бедственное положение с кадрами и недостаток денег, на что ещё недавно жаловался каждый первый. После просмотра хочется увидеть и новые проекты автора, а что может быть важнее. До встречи в кино.

www.kinokadr.ru


Лифт работал без подъема...
Отечественные триллеры остаются доморощенными

Сегодня в прокат выходит «Лифт» Всеволода Плоткина, заставляющий задуматься о значении этого вынужденного средства передвижения по вертикали. Вынужденного потому, что, если навскидку спросить у человека, чего он больше боится – лифта или автомобиля, большинство людей скажут, что лифта.

Закрытая коробка, двигающаяся в узкой шахте под воздействием невидимых сил, вызывает тьму страхов, в том числе самый первобытный, равносильный и противоположный страху рождения – страх не родиться, не выйти из материнской утробы, с которой подсознательно отождествляется капсула лифта. Лифтовая клаустрофобия может быть истолкована как производная этого страха. Вместе с тем вспомним, что где рождение, там и смерть, а длинный подъем или длинный спуск да еще в похожей на гроб коробке – очевидные образы нисхождения в жуть подземного царства или подъема к небесным вратам на Высший, не менее страшный суд. И последнее по счету, но не по важности: лифт притягивает маньяков – как по рациональным для них самих соображениям (в лифте насильнику легко оказаться наедине с жертвой), так и по иррациональным, связанным с предродовыми и родовыми травмами. А так как кинематографистов принято сравнивать с маньяками, которые, в отличие от Чикатил и Зодиаков, изживают свои патологии в сугубо воображаемом мире, то лифт является объектом повышенной притягательности для режиссеров и повышенной опасности для зрителей, рискующих вместо художественного произведения увидеть акт не очень художественного автоэкзерцизма, то есть изгнания автором «бесов» из самого себя. При этом ценность лифта как места съемки настолько же велика, насколько мал бюджет фильма, действие которого сосредоточено в лифте.

Картин, в названиях которых встречается слово «лифт», всего несколько десятков, из них большинство короткометражек, что совершенно понятно ввиду того, что поездка в лифте в среднем занимает несколько минут. Самая известная полнометражная картина – «Лифт на эшафот» Луи Малля с Жанной Моро (1957). Из недавних зарубежных вспоминается «Лифт» Дика Мааса (2001), а из отечественных – «Лифт уходит по расписанию» Михаила Кокшенова (2002) и прошлогодний «Лифт» Владимира Седова. Лифт, о котором идет речь в картине Всеволода Плоткина, расположен в новой московской высотке, и сталкиваются в нем пятеро, трое мужчин и две женщины. Персонаж Сергея Горобченко вваливается в кабину с разбитым лицом, герой Даниила Спиваковского – с окровавленным ножом в руке, бывшая спортсменка (Наталья Рычкова) въезжает «на колесах», красотка (Ольга Родионова) – в шоке, и только лощеный тип с инструментом в футляре (Игорь Верник) сохраняет подозрительное для опытного зрителя спокойствие. Из двух вариантов развития сюжета – лифт застрянет/лифт будет двигаться без остановок – сценарист выбирает второй. Лифт безостановочно движется вниз. Конечно, для тех, кто находится в лифте, покой может быть неотличим от равномерного прямолинейного движения, но такому зрительскому предположению мешает сам режиссер, который периодически показывает движущуюся кабину извне, но не дает никакого, пусть даже мистического объяснения.

Персонажи в конце концов сами начинают строить гипотезы относительно того, что происходит с лифтом, однако круг их представлений по сути исчерпывается двумя идеями – что они умерли и спускаются в преисподнюю и что под домом находится глубокое секретное спецподземелье, куда по недосмотру охранников и спускается кабина.

Но самый главный «прокол» сюжетной конструкции состоит не в отсутствии причин безостановочного движения, а в отсутствии причин происходящего внутри кабины. Авторы используют канонический детективный ход – в замкнутом пространстве, где собрались персонажи, периодически убивают одного из них – но не соблюдают правил этой игры, согласно которым все должны быть связаны общей виной или все кому-то мешать. Здесь же совершенно ясно, что никаких причин для расправы с героями пассажирами ни у кого быть не может, а в качестве псевдопричины будет выставлен маньяк, которым окажется наименее подозрительный с виду мужчина, ибо сделать маньяка женщиной создатели фильма не посмеют.

Сюжетные нестыковки в кино часто искупаются актерским ансамблем, но в данном случае об ансамбле говорить не приходится. Единственный, кто на своем месте и в своей тарелке, – Даниил Спиваковский (человек с ножом), который непостижимым образом заставляет поверить в своего героя, а в какие-то мгновения даже навевает почти мистический ужас. На его актерский бенефис и стоит посмотреть.

Виктор Матизен www.newizv.ru


Не ходите на "Лифт" с незнакомыми людьми

Российский фильм режиссера Всеволода Плоткина «Лифт» с Игорем Верником в главной роли выходит в широкий прокат в четверг. Жанр ленты определен как «хичкоковский триллер».
Агентство национальных новостей следит за процессом освоения российским кинематографом голливудских жанровых стандартов. Если подростковые комедии, лихие боевики и историко-приключенческие драмы уже пройдены с тем или иным успехом, то триллеры у нас не получаются никак, несмотря на то что несколько попыток уже было сделано. Или злодеи какие-то невыразительные, или в сюжете больше стеба «для своих», чем событийных составляющих, или просто нестрашно.

Поэтому можно понять создателей фильма «Лифт» (продюсер: Михаил Розенцвейг, режиссер-постановщик: Всеволод Плоткин), которые не стали повторять ошибок своих коллег и сняли не глобальный маниакальный экшн, а историю более узкой направленности. Они взялись за «окучивание» подвида, очень популярного сейчас во всем мире, «герметичного триллера». То есть действие максимально локализовано, действующих лиц - по пальцам пересчитать, есть Страшная Тайна и кто-то из присутствующих знает, в чем дело (он же по совместительству, как правило, главный злодей).

Популярность данного жанра обеспечили высокие доходы при низком бюджете и, как следствие, отсутствие финансового риска: Страшные Тайны всегда интересны зрителю, как ты их ни преподай.

Отправной точкой для подобных душераздирающих детективов стала «Пила», которая принесла огромные деньги создателям, обзавелась продолжениями (в конце этого года выходит третья часть), за прошедшие два года после премьеры успела стать классикой и установила стандарты для фильмов ужасов этого вида. К стандартам, перечисленным выше, благодаря «Пиле», добавились не знакомые друг с другом главные герои и обстановка, в которой персонажи оказываются отрезанными от внешнего мира, приближена к бытовой и повседневной (например, общественный туалет), а последующее знакомство приводит к морю крови с отрезанием различных частей тела.

В российском примере в качестве замкнутого пространства – титульный лифт. В лифте - пятеро представителей разных слоев населения: спортсменка-наркоманка (Наталья Рычкова), местный сумасшедший (Даниил Спиваковский), скрипач в парике (Игорь Верник), богатая девушка (Ольга Родионова) и подросток (Сергей Горобченко, далеко не юного возраста). Каждый, разумеется, имеет свою тайну, каждого можно в чем-то заподозрить. Дверь лифта закрывается, и элеватор едет вниз в течение шести часов (или около полутора часа экранного времени). То есть, все элементы в наличии, включая кровищу, коей к финалу будет избыток.

Вопросы, если не сказать претензии, к авторам фильма и сценаристу (сценарий Романа Доронина) начинаются с момента закрытия двери. В таком фильме самое важное - правильно соблюсти сюжетные тонкости и психологическую достоверность. То есть, диалоги. А они в «Лифте», откровенно говоря, неважные. Ни одной запоминающейся реплики или фразы, которая бы цепляла зрителя или хоть что-либо объясняла.

Герои как будто сначала договорились делать вид, что друг друга впервые видят, а потом, спустя 10 минут обнаруживают, что лифт едет долго для нормального элеватора. И тут же находят общий язык, а потом, будто по договоренности, начинают взаимодействовать. Еще где-то через час становится понятно, что выйти из лифта надо каждому и срочно, и тут же каждый рассказывает почему. И так герои долго будут задавать вопросы и придумывать варианты ответа.

Первую загадку, который они себе сами задают – это вовсе не почему лифт долго едет и не в причинно-следственной связи сбора пятерых человек в одной злополучной движущейся машине. Самым первым вопросом окажется: кто из них маньяк? При этом причин на такой постановке вопроса две: спортсменка перед выходом из квартиры смотрела новости, где показывали фоторобот маньяка, да то, что последним вбежавшим в лифт оказывается Спиваковский в халате и с ножом в руке. Это одна из наиболее удачных придумок, и та очень быстро объясняется: герой Спиваковского увидел из окна, что угоняют его машину, вот он и вылетел из квартиры с ножом.

При всем при этом, что особенно обидно, кто здесь главный злодей становится совершенно понятно хотя бы на уровне подбора актеров. Но куда и зачем едет лифт - ответы на эту загадку находятся очень просто и логично: «мы уже умерли и летим на небо», «мы едем вниз в военный бункер» и так далее. К концу поездки, когда уже почти все на самом деле умерли, ответ на вопрос: «А что с лифтом?» - будет дан устами невидимого лифтера: «Сломался». На вопрос зрителей: «А при чем тут Хичкок?» - лифтера не найдется.

«Лифт», в данном случае, это и «Пила», и «Куб», и «Комната страха», и даже «Десять негритят». От первой - локализация, от второго – сюрреалистичность происходящего, от третьего – необходимость и невозможность выйти, от классики Агаты Кристи – кто-то всех убивает, но иногда нечаянно.

И все бы хорошо: первый российский фильм ужасов, удачная идея, интересно, хоть и неправильно (в рамках жанра) выстроенная кривая интереса. Но половой акт на полу лифта, да еще и в лужах крови на повсеместно разбросанных трупах…

Такой кошмар (во всех отношениях) не снился ни создателям «Пилы», ни создателям «новых русских» блокбастеров. И главное: нет, на самом деле, так что же было с лифтом? Это такая аллегория? Тогда аллегория чего? Объясните, пожалуйста, а то не очень понятно, правда.

Корр. АНН Родион Чемонин 09.08.2006 www.annews.ru


Свои тараканы Рецензии Афиша@Mail.Ru

Кто и почему решил, что нужно не только назвать фильм «психо-мистическим триллером», но и вообще его снять, не ясно. Не исключено, что Роман Доронин, которому принадлежит идея, преследовал великую цель. С его слов – он решил сесть за написание сценария после терактов в метро. Ему захотелось показать страх людей, вынужденно оказавшихся в замкнутом пространстве темного тоннеля.

Продюсер фильма Михаил Розенцвейг хвастается, что этот необычный проект так заинтересовал актеров, что они буквально оборвали его телефон. А вопрос гонораров вообще отошел на второй план.

Конечно, на актерский состав делалась большая ставка – большая часть фильма происходит в четырех стенах лифта, так что эти скудные декорации должны были скрасить талантливые люди.

Антураж был выбран более чем удачно. Давно известно, что для хорошего фильма ужасов не обязательно накладывать страшный грим. Куда больше пугают обыденные вещи, в которых обнаруживается «второе дно».

С одной стороны – что может быть прозаичнее лифта? Этим механизмом в день пользуются, наверное, миллионы. И в то же время – это огромный простор для фантазии. Какое-то необычное освещение, вынужденное соседство с малознакомыми или незнакомыми вовсе персонажами, небольшое замкнутое пространство. И механизм, который никак не зависит от пассажира. Чистой воды мистика.

В кабине оказываются пятеро. Поскольку они представляют определенные социальные и возрастные прослойки и объединяют в себе черты многих, то имен лишены. Перед нами предстают Парень (Сергей Горобченко), Девушка (Наталья Рычкова), Дама (Ольга Родионова), Мужик (Даниил Спиваковский) и Скрипач (Игорь Верник). Они заходят на разных этажах, но с одной простой целью – спуститься вниз.

Но поездка превращается в бесконечную, а герои задаются вопросом – каким образом они до сих пор продолжают движение? Разумеется, в этих благодатных условиях наружу постепенно вылезает сумасшествие каждого из этих людей. Но при этом сцены ненатуральных припадков и истерик перемежаются смертями настолько быстротекущими, что зритель не получает никакой возможности посочувствовать героям.

За актеров очень обидно. Вдоволь поиграть удается только белозубому Вернику. Он не только успевает сменить имидж и образ, но даже заняться любовью в окружении неостывших трупов. Сцена секса получилась очень даже ничего. Но стоит ли мучить себя просмотром целого фильма ради каких-то двух минут?

Ксения Гаврилова, afisha.mail.ru

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.