Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЯ + страница 2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИСТОРИИ ::.

ПОЦЕЛУЙ БАБОЧКИ

Романтический боевик
2006

Режиссер: Антон Сиверс

В ролях: Сергей Безруков, Ен Лан, Георгий Пицхелаури, Константин Воробьев, Анна Дубровская и другие.

В «Поцелуе бабочки» Сергей Безруков и летает, и целуется

Первым примечательным фактом является то, что главную роль в «Поцелуе бабочки» играет Сергей Безруков, давно не появлявшийся на широком экране. Второе – это жанр: боевик (с романтическим составляющим). Остальные «примечательности» - в самом фильме.

Начинается с… эротики. Такой, что и не на каждом ночном канале увидишь. Впрочем, прелюдия быстро заканчивается (к разочарованию поклонниц Безрукова), и разворачивается история. Вкратце, дело обстоит следующим образом. Орланов (Сергей Безруков) - жутко умный компьютерщик и по совместительству специалист по охранным системам, чьи услуги стоят достаточно дорого, чтобы он еще являлся и дико популярным персонажем среди женской части населения. В качестве средства передвижения герой использует ловкий катер, на котором гоняет по живописным каналам Санкт-Петербурга (трюки на воде актер Сергей Безруков исполнял сам, научившись управлению катером за несколько часов). Девушку, эротическими сценами с которой и начинается картина, Орланов «подцепил» при обстоятельствах, которые он сам смутно помнит. Но в процессе фильма чувства, которые испытывает к ней Орланов, проходят этапы от «ничего такая» до сильной и, судя по всему, взаимной страсти. И, главное: она китаянка (рабочее название фильма было «Китаёза») с именем Ли.

Легко можно представить человека, который при слове «боевик», брезгливо морщится. Несколько месяцев назад Агентство Национальных Новостей уже отзывалось с восторгом об «Охоте на пиранью», имея в виду тот факт, что наше кинопроизводство, преодолев самые разные детские и подростковые болезни, взялось за чистое жанровое кино, которое не стыдно показать и зарубежным кинематографистам. «Поцелуй бабочки» продолжает эту достойную похвалы тенденцию. Если «Пиранья» была типичной приключенческой лентой, то «Поцелуй…» - это из тех романтичных, но зубодробительных экшн-фильмов, вроде «Ромео должен умереть» или «Сломанная стрела», в которых снимаются Джет Ли (Jet Lee) или ДиЭмИкс (DMX), с крепким черным хип-хопом за кадром.

Но жанр хотелось бы определить не как «боевик» и даже не «экшн». Два года назад, когда в России на поток были поставлены простые и относительно недорогие фильмы, приносящие огромную кассу создателям, впервые было придумано сочетание «бессонизация российского кино». Или, что более соответствует истине, «бессонница» от фамилии французского режиссера Люка Бессона, первым среди европейских режиссеров создавшим свой жанр бесхитростного, но интересного кино. В нем обязательно должна работать схема «двое (или один) против всех», столкновение национальных культур, любовь, страшная тайна, щепотка юмора и хэппи-енд, предполагающий продолжение истории. Все это в «Бабочке» есть в очень правильных пропорциях.

Сам Сергей Безруков, говоря о жанровой принадлежности фильма, называет «Поцелуй бабочки» не «эротическим триллером», как может некоторым показаться (особенно в первые минуты картины), а «историей любви». Орланов, по его словам, «очень современный герой, живущий в окружении систем и матриц, который оказывается способен на высокие чувства. Эти чувства были присущи русским людям всегда. Русская душа способна сопереживать и сострадать. И он сострадает и любит китаянку Ли. И, несмотря на то, что весь мир против них и их любви, Орланов не останавливается. И на борьбу за любимую Орланов мобилизует все силы. Он сражается за нее на мечах, гоняет на огромной скорости по узкой Неве, устраивает шпионское прослушивание. И, в конце концов, узнает о любимой все».

Столкновение «истории любви» и «европейского боевика» - это очень по-русски. В хорошем смысле. Поэтому и музыкальным фоном здесь не рэп, а нежная песня в исполнении Юрия Шевчука. Поэтому и бои на питерских улицах не фантастические с крушением небоскребов, а как будто «взаправду». Есть даже драка «на тросиках», как в китайских фильмах, но это, конечно, чистая цитата с налетом хорошего стеба.

Другие примеры юмора, встречающегося в картине: в столе у Орланова «случайно» оказывается DVD «Свои» (шутка с двойным дном: режиссером «Своих» является продюсер «Бабочки» Дмитрий Месхиев). Есть также понятные всем, но не имеющие никакого отношения ни к так называемому постмодернизму, ни к КВНу ходы. Так, у дальнего родственника Орланова фамилия Кравцов (явная отсылка к телесериалу «Участок», где так же звали героя Безрукова). Когда Ли «раскрывается» перед Орлановым, то называет свое настоящее имя: Лань Янь (на самом деле, так зовут саму актрису). Или вот Ли берет живого рака, и ты внутренне боишься уже ставшей классической цитаты из фильма «Олдбой» (знаменитого корейского боевика 2003 года, режиссер – Пак Чхан Ук), где герой ел живого осьминога. Или вот юмор для эстетов: система слежения за китаянкой называется «Eye of the beholder», что является не только частью поговорки «beauty is in the eye of the beholder» (примерный перевод: «на вкус и цвет товарищей нет»), но и названием известного боевика с Юэном МакГрегором (в русском переводе – «Наблюдатель»). Перечисление таких мелочей в фильме может занять достаточно много времени, но именно они делают просмотр еще более увлекательным.

Можно точно сказать, что «Поцелуй бабочки» будет иметь успех. Жаль, что бюджет не позволил провести большую рекламную компанию фильма (Продюсеры Валерий Тодоровский и Дмитрий Месхиев). Впрочем, имя «Сергей Безруков» - это уже и бренд, и рекламная компания, и даже то, что в рекламе называется «product placement», то есть «размещение бренда».


Источник: Родион Чемонин, Агентство национальных новостей, www.annews.ru


Безруков FM

У нас любят повторять, что исключение подтверждает правило. Но есть у нас в кино такие правила, которые подтверждаются безо всяких там исключений. У нас любят говорить, что т.н. «отечественные кинозвёзды» до такой степени затёрты на экране телевизора, что, появляясь очередной раз в прокатном кино, только до крови расчёсывают там, где чешется. Но есть у нас такие актёры, на месте которых у зрителя не только чешется, но уже всё пошло струпьями на грани народного бунта. У нас журналисты любят рассуждать о пришествии гламура как нового культурного течения. Но возникшие как-то неожиданно на нашем горизонте сразу два кинопредставителя т.н. «питерского гламура» могут подтвердить только одну часть этих рассуждений — то, что так резво стартовало, может так же резво сдуться.

Всё это в первую очередь относится к новому отечественному романтическому боевику «Поцелуй бабочки». Тут вам и Питер, и Китай, и Безруков в роли кулхацкера «в системе», весь в белом и даже с катаной наперевес, вслух рассуждающий про мотыльков, бабочек и прочую энтомологию, а также страстно полюбляющий китаянку с прошлым под рассуждения о том, что бежать-бежать из душного города в деревню.

Не знаю, что скажут об этом фильме поклонницы творчества тов. Безрукова, а таких есть и немало, меня к этой славной когорте никак не отнести, потому попробую сплясать от печки и понять, какого стране угля выдал на-гора режиссёр Антон Сиверс. Причём слово «гламур», оно, конечно, ярлык, как и все другие, и не то, чтобы мне сильно хотелось заниматься навешиванием ярлыков, но по-другому в данном случае не получается.

Как ещё можно охарактеризовать фильм, в котором главный герой носится по пустынным в любое время суток питерском улицам на турбированной тачке, единственная его трудовая деятельность за весь хронометраж — ввод одного-единственного пароля русскими буквами без звёздочек, так, открытым текстом, за каковой пароль его потом пообещают два раза убить и один раз наградить, причём работа эта настолько непыльная, что большую часть времени (помимо разъездов на катерах по каналам и рассиживаний в китайских ресторанах на берегу Финского залива) персонаж занят исключительно сексуальным обихаживанием разных жён питерских олигархов, пьянками с участием случайных китайских девушек в неслабой питерской квартирке, а также нехождением на работу под предлогами типа «мне надо отдохнуть» и «у меня голова болит после вчерашнего». Это всё, конечно, не исключая спорадических поездок к сестре на природу, дабы поплакаться ей в жилетку о несчастной любви.

Общая питерская полупрозрачность происходящего поражает просто несказанно, от самого начала до самого конца, причём не минуя патентованного нашего «погружения в сумрак со страшной силой», а также «этой погасшей свечи, этой тонкой детали». А о чём фильм, после этого уже как бы и неважно. Более того, сам сюжет после выхода из кинозала просматривается как бы в пиротехническом киношном тумане.

Если сознательно сесть и реконструировать, то получится примерно вот что: у молодого, но уже ведущего довольно богемный образ жизни и работающего «на контору» специалиста по компьютерной безопасности заводится нечаянная подружка из нелегальных китайских иммигрантов, в перерыве между заездами к своей давней пассии, жене олигарха, главгерой страдает от новой неразделённой любви и время от времени, когда китаянка очередной раз невесть куда пропадает, совершает некие действия по её нахождению. Незамутнённый этот детектив как правило приводит к очередной поимке «китаёзы» (первоначально планировалось назвать фильм именно так, и в фильме слово сие звучит раз эдак сто), после чего всё продолжается заново в стиле «я тебя разлюбила, ты меня полюбил, дождь», пока, наконец, прослушка и наружка не выводят героя Безрукова на странноватую китайскую мафию, каковая мафия занимается исключительно легализацией китайцев методом «мы все на одно лицо, пусть будет один паспорт на сто китайцев». И в этот момент, конечно, герой сначала берёт денег тут, огребает там, но в итоге вооружается пистолетом (!) и идёт валить китайскую мафию. Что в итоге с успехом и делает, поскольку мафия быстро заканчивается, оказываясь грузином Георгием Пицхелаури.

Всё. В финале поцелуй в диафрагму и плачущий Безруков на фоне природы.

Причём, как свойственно всякому гламуру, он остаётся от начала до конца абсолютно серьёзен — ни единой улыбки, сплошная натужная романтика и эрзац-философия с чтением самодельных стихов (пять раз минимум, до оскомины), песней Шевчука в финале (не внушило, при всей моей любви к его песням середины девяностых), а также с обязательными многочисленными надрывными диалогами в лицо и по мобиле. Так рождается экранный гламур как стерильная жизнь «со стразами» и стерильные проблемы этой стерильной жизни, нафталиновые слёзы и визуальный кич ярко-алое-на-белом, пародирующий, видимо, «Героя», но тоже без тени улыбки на лице. Главный герой играет брутальную плачущую мебель, главная героиня играет китайское кресло-качалку, остальные вообще не играют, даже мебель.

По сути, во всём этом мраке претензий нет только к старику-китайцу, отлично пошутившему про «кошку», а также, частично, к китаянке Ен Лан, которая, по заверению создателей фильма, честно проговорила все русские реплики сама, не понимая ни слова, а также предоставила в кадр вполне неплохую натуру. А вот к кому претензии есть, и в массе, так это к режиссёру (пусть как-нибудь объяснит, что, вкратце, хотел сказать иностранец), а также к тов. Безрукову, который у нас уже однажды Иешуа, дважды поэт, много раз Саша Белый и теперь вот ещё и посткоитальный плачущий на закате кулхацкер с проблемами самоидентификации. Если на экране пытались изобразить дальневосточную сказку с хорошим концом на просторах питерской природы — то это лишь лубок на данную тему. Если пытались изобразить что-то иное — это что-то иное трагически утонуло в слезах тов. Безрукова. И самое главное в чём тут проблема — фильм просто не цепляет, патаму чта стехи. Смотришь и видишь — этот же сюжет мог бы с успехом тянуться и десять часов, и сорок пять серий, и три сезона на канале «Россия», как тянется множество иной отечественной телепродукции известного качества. С тем же успехом и ценностью в роли произведения искусства.

Любите кино.

Источник: Елена ПРАВДА, Кинокадр, kinokadr.ru

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.