Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЯ + страница 2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИСТОРИИ ::.

Кирилл Лавров - Я продолжаю наслаждаться профессией

Елена Петрова специально для "Аргументы и факты"

Товстоноговская гвардия

— У меня такое впечатление, что все, что касается юбилея, — это не про меня, — признается Кирилл Юрьевич. — Потому что 80 лет — это сумасшедший срок, так долго не живут (улыбается). Слава Богу, он мне отпущен, но представить себе, что это мне 80, — я не могу никак, не могу соединить эти два понятия — я и такой солидный юбилей.

От предъюбилейных хлопот абсолютно отстранился, не просто потому, что мне не хочется, а потому что режиссер Николай Николаевич Пинигин занял меня в спектакле «Квартет»: у меня еще хватает физических сил и здравого рассудка, чтобы играть. Перед премьерой две недели репетировали по два раза в день, утром и вечером, пытаясь что-то сделать из этой не очень совершенной пьесы. Но, с другой стороны, драматурги не так часто пишут возрастные роли, поэтому, собственно, мы пьесу и взяли и, надеюсь, сможем затронуть сердца зрителей.

Для меня необыкновенно приятно встретиться с коллегами в одном спектакле. С Алисой Бруновной мы работаем много лет, вместе играли в спектаклях, но, так получилось, что до этого наши герои ни разу впрямую на сцене не встречались! Я обожаю эту актрису, играть с ней — счастье. С Зиночкой Шарко у нас давний дуэт, помню, как она пришла в БДТ из Театра Ленсовета — совершеннейшая девчонка. Мы с ней играли в «Когда цветет акация» — это была ее первая роль. Зиночка была смешная, склонная к юмору, заразительная — да такой и остается. Я также очень хорошо помню, как в театре появились Олег Басилашвили с Таней Дорониной — молодые, красивые. На моих глазах Олег прошел весь путь от начинающего артиста до мастера. Режиссер Пинигин идет впереди со знаменем, а мы за ним.

(Николай Пинигин комментирует: «Артисты Товстоногова — очень въедливые, дисциплинированные, не опаздывающие, бережно относящиеся к профессии»).

От Ленина до Пилата

— Часто спрашивают о том, как я играл Ленина, согласился бы на такую роль теперь? Мне поздно уже играть Ленина, он умер в 54 года. Вообще же кажется, что фигура Владимира Ильича очень противоречивая, с абсолютно шекспировскими страстями, для любого артиста подарок — сыграть такого человека. На себя этот костюм уже не примеряю, но могу позавидовать любому, кто возьмется.

Моя последняя роль в кино — Понтий Пилат в «Мастере и Маргарите», премьера на Российском канале будет 7 ноября.

Кого мечтаю сыграть? У меня сейчас уже каких-то актерских амбиций нет. В свое время мечтал сыграть Федю Протасова в «Живом трупе». Как-то я его очень чувствовал, этого человека, с протестом против всех, против общества с его сонмом условностей. Но это было давно, сейчас, честно скажу, я наигрался. Хотя: уж, кажется, и сил никаких нет, и хочется отдохнуть, но начинается репетиция, и, как старый конь, которого зовет труба боевая, опять вскакиваешь, репетируешь и получаешь от этого наслаждение. Профессия наша такая — получать от нее наслаждение.

Не потерять театр!

— Что важно для искусства сегодня? Сохранять достоинство, что в наше время достаточно трудно. Стоит очень серьезная задача — сохранить репертуарный театр. Вот я посмотрел недавно по телевизору «Адьютанта его превосходительства», ну, конечно, потому, что там играют друзья — Стржельчик, Юра Соломин. Обратил внимание не только на то, как замечательно работают артисты, но и на то, как тщательно сделана картина. И как она контрастирует с торопливостью и легкомысленностью большинства наших сериалов. Эта опасность подстерегает и театр. Если мы утеряем серьезный психологический театр с традициями, направлением — потеряем театральную Россию. Если мы обратимся только к развлекательности, меркантильности, зарабатыванию денег — мы превратимся в рядовую страну, каких много в мире. И которые всегда завидовали русской театральной школе.

Футбол ничто не заменит

— Все сегодня сетуют на то, что понижается уровень культуры, люди меньше стали читать. Но, если разобраться, что такое книга? Определенный способ передачи мысли. А вот появилась такая штука — мобильный телефон (вынимает из нагрудного кармана пиджака). Я помню хорошо первый телефон у нас в квартире, даже наш номер: 4–12–13, группа «А». Нужно было нажать кнопочку на черном аппарате, который висел в коридоре, снять трубку и сказать: «Барышня, мне, пожалуйста, группу «Б», и она вас соединяла. А теперь вот в такой маленькой коробочке миллион функций. А вдруг пришло время, когда книгу заменит Интернет или еще что-то? Однако мне книжку жалко. Раньше я много ходил по букинистам, искал уникальные издания. Когда мы играли «Ревизора», купил прижизненное издание Гоголя. Когда открывал страницы, у меня возникало совершенно особенное настроение. А что читают сейчас? Главным образом — детективы. Надеюсь, душа наша будет требовать и просить большего.

Чем увлекаюсь неизменно — футболом. То, что из-за юбилейного вечера не смогу посмотреть матч «Зенита» 15 сентября, — для меня удар. Есть ли общее между футболом и театром? Ничего. Футбол — это прекрасно, а театр — это очень трудно.

Елена Петрова, Аргументы и Факты

Биография Кирилла Лаврова

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.