Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЕ-1 + ГОЛОСОВАНИЕ-2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИНТЕРВЬЮ ::.

Андрей Соколов

Биография

Фотоальбом

Все интервью

Мое главное хобби – жизнь.

«Девчонки тащатся от него как удав от пачки дуста», – говорили в фильме «Маленькая Вера» о герое Андрея Соколова. Эту фразу можно отнести и к самому актеру: Андрея считают не только секс-символом отечественного кино, но и его главным плэйбоем…

Еще пару лет назад он говорил, что режиссер Ленкома Марк Захаров не замечает его, хотя Андрей работает в этом театре уже 20 лет. Но совсем недавно стало известно, что после трагической смерти Александра Абдулова именно Соколов будет заменять его в пьесе «Затмение», более известной как «Пролетая над гнездом кукушки»…

«Больше не хочу играть адвокатов»

Андрей, вы больше не обижаетесь на Марка Анатольевича за то, что он обделял вас вниманием как актера?

– Знаете, время этих обид прошло. Еще до того, как меня назначили на «Затмение». Когда я только пришел в «Ленком», я был очень «звездный» и в то же время наивный. Думал, что вот сейчас все будет работать на меня. И не мог даже предположить, что театр – сложный организм, и в нем много талантливых людей, но немногие играют в спектаклях. Это своего рода политика, это надо понять и принять. Я принял.

Сейчас вы будете играть в «Затмении» вместо Александра Абдулова. Что вы испытываете? Кстати, приступая к репетициям, Абдулов, признавался, что ему страшно переигрывать эту роль после Джека Николсона. У вас такой страх есть?

– Честно говоря, я не собираюсь ничего ни за кем переигрывать. Джек Николсон снялся в «Гнезде» 20 лет назад. Сегодня эту роль нельзя сыграть так же. Кстати, когда я заканчивал Щукинское театральное училище, моим дипломным спектаклем была пьеса «Затмение». Мы играли ее не полностью, и у меня была другая роль. Но все же я относился к ней как пьесе, а не как к римейку голливудского фильма. У каждого актера должен быть свой подход, свое проживание роли. Страшно после Смоктуновского или Высоцкого играть Гамлета? Возможно, да. Но глупо отказываться от такой возможности именно по этой причине. Что касается Саши Абдулова, то, конечно, меня будут сравнивать с ним. Но я не должен быть его тенью и бороться с ним. Это нелепо. Сегодня это будет моя роль. Я проживу ее на сцене так, как смогу только я.

Помимо работы в театре, вы активно снимаетесь в кино. Где мы сможем увидеть вас в ближайшее время?

– Я буду везде. (Смеется.) На телевидении почти одна за другой пойдут многосерийные ленты «Формула стихии» и полная версия «Охоты на асфальте». Кроме того, в прокат выходит фильм «Московский жиголо». И еще только что отсняли пятый сезон «Адвоката».

– Ура!

Вы меня пугаете. Я склоняю руководство канала к тому, что пятый сезон – это многовато, что мой адвокат всем набил оскомину. А вы говорите: «Ура!» Для телевизионщиков главное – рейтинги. А для меня это катастрофа. Я очень долго избавлялся от имиджа Сергея Соколова в «Маленькой Вере». На протяжении 20 лет после показа этого фильма непременно звали меня сниматься в любом отечественном кино, где были постельные сцены. Серьезных ролей не предлагали. Всем хотелось клубнички. Теперь у меня есть опасение, – и оно уже подтверждается! – что еще лет 20 мне придется играть адвокатов.

А вам бы хотелось бандитов?

– Мне бы хотелось играть острые характеры. Интересные. А адвокаты и банковские служащие для меня слишком плоско. И вообще, для актера это беда – быть заложником одной роли. Это все равно, что бесконечно тиражировать самого себя. Сыграл два раза человека в форме. И тебе больше ничего не предлагают.

«Я самый послушный актер»

Вы по-прежнему пишете стихи?

– Это сильно сказано – пишете стихи. Приходят в голову время от времени, я их записываю. К 30 годам у меня набралось стихов на один томик – я их издал. Если к пятидесяти наберется еще на один томик, то издам.

Вы грозились написать роман. Получилось?

– Получилось. Он называется «Новая русская леди». По нему уже пишется сценарий – будем снимать кино. Но это еще не все: я уже пишу продолжение этого романа.

Вам, как читателю, какие жанры интересны?

– Мне интересно, когда препарируют человеческую психику. А вообще, всегда интересны отношения. И как актеру, и как режиссеру.

Это правда, что у каждого актера есть неосознанное желание вырваться из профессии? Хочется большей независимости?

– Накапливается несогласие с режиссером. Режиссер давит. А актерская психика – это очень тонкий инструмент. Актер зачастую и роль, и характер чувствует гораздо тоньше, чем режиссер. И вместо того чтобы ему довериться, режиссеры начинают прессинговать.

А вам хотелось выйти за пределы профессии?

– Мне хотелось, и я выходил. И теперь могу сказать: после режиссерского опыта я самый послушный актер на площадке. Я осознаю, как тяжело режиссеру собрать любую сцену.

Но попробовав режиссуру, вы все-таки вернулись в актерскую профессию.

– Потому что она мне нравится и близка по духу. Кто-то называет актеров проститутками, а мне кажется, это самая честная профессия в мире. Где еще ты сможешь примерить на себя столько разных профессий, жизненных позиций и обстоятельств?

Кроме того, ты получаешь такое количество позитивной энергии от партнеров и зрителей, что начни ты ее потреблять в таких количествах в реальной жизни, тебя бы в раз признали энергетическим вампиром. К тому же каждая роль – это игра. И ты осознаешь эту условность и чувствуешь себя очень свободным. В роли ты не думаешь о последствиях своих действий, стихия захватывает тебя, и ты сам себе открываешься с удивительной стороны и становишься мудрее, потому что человеческая природа кажется тебе очень понятной.

Откуда черпаете материал для создания своих образов?

– Подсматриваю из жизни. Жизнь сама подкидывает такие сюжеты, которые просто выдумать нельзя. Любая выдумка всегда беднее, потому что она рождается в одной голове. А жизнь – это миллиарды непредсказуемых реакций, самых неожиданных поворотов, случайностей, которые уже и не случайности вовсе, потому что круто изменяют твою судьбу.

Кто для вас безусловные авторитеты в профессии?

– И авторитеты, и белые вороны одновременно – Смоктуновский и Евстигнеев. Непостижимые величины. В них всегда было 100% профессии.

Что это значит?

– Актеры – очень занятые люди. В училище нам говорили, что если профессия занимает 50, 70, 90% существования актера, то оставшаяся часть должна быть равноценной – очень насыщенной, иначе тебе не вытянуть эмоцию. А когда в твоей жизни 100% профессии, ты залезаешь в профессиональную копилку и выуживаешь оттуда необходимую эмоцию. Все наоборот.

«Я устал от женщин»

Вы всегда неохотно говорите о своей личной жизни. Между тем вы человек публичный и все очень хотят знать, что же происходит у вас на любовном фронте…

– Моя личная жизнь – это не тема для обсуждения. Зачем мне лишнее внимание? (Улыбается.) Могу только сказать, что я в поиске. Женским вниманием никогда обделен не был. Но связывать себя семейными узами не спешу. Наверное, время сейчас такое, что многие, и я в том числе, предпочитают гражданский брак. Для меня, как и для любого нормального мужика, семья и дети - бесспорные ценности. Сейчас я один, но не скажу, что такая ситуация меня устраивает. Я устал от женщин и в то же время ищу свою половинку.

Как вы отдыхаете? Есть у вас любимые занятия?

– Отдыхаю с семьей, поскольку мы очень мало времени проводим вместе. Иногда отправляюсь на охоту. Превратился в заядлого охотника, чего сам от себя не ожидал.

Что вы ощущаете, когда несколько часов сидите в засаде?

– Ну, к такому надо тщательно готовиться. Если подготовился, то ощущаешь себя комфортно и силы тратишь только на ожидание и выслеживание. Плохо подготовился – мерзнешь и проклинаешь все на свете. Получив первый охотничий опыт, я стал по-другому читать охотничьи записки Тургенева. Главное – это ощущение свободы, стихии, полного единения с ней. И все мысли отходят на второй план, когда ты остаешься один на один со зверем.

С зайцем?

– С кабаном.

На что это похоже?

– Это подлинные чувства. Если в обычной жизни ты можешь что-то изобразить, то там это не имеет никакого смысла. И в то же время чувства, которые ты испытываешь, очень мощные.

Адреналин?

– Адреналин – это слишком просто. Я, например, по этой же причине люблю смотреть спортивные состязания. Я вижу там те самые подлинные чувства, настоящие страсти. Притвориться болельщиком нельзя. Потому что ты болеешь не головой, не сердцем – ты болеешь всем телом, каждой клеточкой.

Охотничьи трофеи важны для вас?

– Не так, как сама охота.

А коллекционирование, оно похоже на охоту?

– Я коллекционировал марки. Это очень тонкое интеллектуальное занятие. Ничего общего. На охоте ты должен быть сильным, выносливым. Это другое.

Я думаю, хобби должно быть одно – жизнь, во всех ее проявлениях. Когда ты собираешь марки, жизнь проходит мимо тебя. А когда ты идешь на охоту, то говоришь себе: «Я и это могу!»

Источник: Татьяна Филиппова, Теле-шоу

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.