Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЕ-1 + ГОЛОСОВАНИЕ-2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИНТЕРВЬЮ ::.

Алексей Серебряков

Биография

Фотоальбом

Все интервью

Я не люблю смотреть кино

По собственному признанию, Алексей Серебряков совершенно неспортивен. Однако трудно найти более убедительных героев жанра экшн, чем его Адвокат из «Бандитского Петербурга» и Малыш из «Фаната». Несмотря на то, что Алексей весьма избирательно относится к ролям, он может похвастать весьма солидной фильмографией и плотным съемочным графиком. О съемках в джунглях и о том, из-за чего он готов умереть, Алексей и рассказал корреспонденту PRO КИНО.

Алексей, знаю, вы не любите рассказывать о себе, поэтому поговорим о ваших героях. Засилье суперменства в амплуа, видимо, прошло после самогонщика-Кампанеллы из «Груза 200» и гламурного дельца из «Глянца»?

– Я думаю, если будет достойное предложение, то смогу вернуться к такого рода ролям. Но опять же – если будет достойное предложение. Грубо говоря, вот у Феди Бондарчука в «Обитаемом острове» мой персонаж – Странник. Отчасти его можно назвать героем боевика, потому что я там дерусь и тому подобное. Но это сделано на высочайшем уровне: американские каскадеры, технологии, большие бюджеты. На самом деле снимать экшн без денег нельзя, а пока, в основном, наши бюджеты не позволяют делать боевики высокого уровня. Поэтому, когда будет достойное предложение – я, вероятно, откликнусь. Это наиболее востребованная зрителем конструкция, а мне надо поддерживать зрительский интерес к себе.

От главной роли в «Монтане» Александра Атанесяна вы отказались из-за качества предложения? Вы всего на несколько лет старше Олега Тактарова, и ссылка на «возраст», которую упоминал Атанесян, выглядит малоубедительной.

– Я отказался, потому что мне не нравился сценарий. Это основная причина. Плюс я, действительно, считал, что все-таки человек моего возраста по-другому реализовывается, и поэтому, мне казалось, что герой там должен быть моложе. Но раз они взяли Олега Тактарова, значит, это, каким-то образом, было выгодно коммерчески. Кроме того, меня не очень прельщала идея сниматься в Америке. Во-первых, потому что не люблю летать. Во-вторых, это слишком далеко от дома – не могу себе этого позволить. Я должен быть все время рядом с семьей. В пределах досягаемости, что называется.

Насколько легко или сложно сниматься с молодыми звездами российского кино? Например, на фильме «Перегон» вы работали с Даниилом Страховым.

– Даня – достаточно дисциплинированный, тонкий и глубокий человек. Поэтому с ним было легко сосуществовать. Он в первый раз снимался в полнометражной картине, не в «мыле», поэтому был очень адекватен. Он очень хорошо понимает все про себя и свой опыт. Не говорю уже о том, что не капризен, – этого нельзя сказать о многих молодых артистах, так рано ставших популярными. Эта популярность сильно бьет по голове, и, как правило, люди довольно быстро меняются.

Зато погодные условия, видимо, иногда создают проблемы. Каково было сниматься в новом фильме «Сезон дождей», съемки которого проходили в джунглях Камбоджи?

– В общем-то, все было достаточно прозаично, ничего особенного. За исключением, может быть, того, что в этой своеобразной стране очень жарко! (Улыбается.) Снимали мы вполне по-российски, просто на чужой территории. Это в значительной степени авторское кино. Все-таки Дебижев – режиссер не мейнстримовский. Будем смотреть, что из этого получится.

Сильно изменилось российское кино со времен «Бандитского Петербурга»?

– Индустрия наконец-то встала с колен. Появилось огромное количество молодых, талантливых ребят. Бюджеты сильно увеличились. Наконец появился кинопрокат – во времена «Бандитского Петербурга» его не было как такового. Растут кассовые сборы. Большие изменения, большие. Если раньше выбора не было, и ты с нетерпением ждал предложения, был счастлив, когда куда-то звали, и бежал сниматься, то сейчас можно выбирать из 30 сценариев наиболее интересные варианты.

Из этих 30 сценариев больше полнометражного кино или сериалов?

– Конечно, пока больше сериалов. Телеканалы имеют возможность много снимать. Сериалы очень востребованы – посмотрите, сколько «телемыла» идет одновременно. Однако соотношение предложений постепенно меняется, ведь и российские полнометражные фильмы выходят чуть ли не еженедельно.

В свое время вы сами смонтировали сериал «Шатун». Чуть ли не со времен «Фаната» собирались сыграть и роль кинорежиссера. Эти планы уже как-то оформились?

– Собственно говоря, я нахожусь в том же состоянии, что и предыдущие годы. Я имею это в виду, но сделаю только тогда, когда пойму, что сценарий в моих руках заставляет взять большую, чем актерская, ответственность.

«Ответственность перед людьми, творчество которых ты используешь», как вы сказали в одном из своих интервью?

– Несомненно. В моей ситуации, чтобы переходить в режиссуру, нужно иметь на руках совершенно определенный материал. Материал, о котором можно сказать: «Вот это я должен снять, и если не сниму, то сдохну».

А сами не хотите написать такой сценарий?

– Я не умею писать.

Не умеете или не пробовали?

– Я пробовал – не умею. Переписать что-то, раскадровать – это да. Но написать с нуля – мне сложно. Все-таки я не очень хороший рассказчик.

Продолжая линию режиссерской ответственности… Еще недавно можно было утверждать, что более других актер Серебряков доверяет режиссерам Бортко и Михалкову-Кончаловскому. В начале следующего года должен выйти ваш второй фильм, снятый Федором Бондарчуком. С ним вам комфортно работать?

– Комфортно, потому что Федя очень профессиональный режиссер, хозяин группы. При колоссальном объеме работы практически ни разу не было срывов. Как у меня было запланировано 22 съемочных дня в течение 9 месяцев, так 22 дня я и снимался. Ни разу меня не двигали никуда. Это, конечно, Федин профессионализм. Что до роли, то я снимался, потому что меня об этом попросили мой друг Сережа Мелькумов (один из продюсеров «Острова» Павла Лунгина. – Авт.) и Федя Бондарчук. Будь это не их картина, я бы сильно подумал, участвовать в ней или нет. Слишком тяжело сниматься 22 дня в течение девяти месяцев. Два дня в июле, два в августе, четыре в октябре – это очень сложная конструкция. Надо держать внешность, не менять прическу, снимаясь в других картинах.

Вспомнилась ваша прическа из «Глянца».

– Да, мне еще пришлось в том же виде сниматься у Лялина в «Смерше». Режиссера не испугало, что я такой вот крашеный блондин, хотя, конечно, это был достаточно странный цвет волос для энкавэдэшника (улыбается).

Сами смотрите кино? Особенно то, где в титрах нет Алексея Серебрякова?

– У меня не очень много времени, чтобы отслеживать новинки. Когда много снимаешься (в минувшем году у меня было восемь проектов), еще и смотреть кино уже невозможно. Ставлю какие-то диски в перерывах между съемками. Я в принципе не люблю кино смотреть…

Не секрет, многие жалеют, что вас почти не видно в театре. Нет желания пересмотреть свое отношение к подмосткам?

– Не пересмотрю. Останусь очень избирательным – отзовусь на предложение, если будет что-то действительно достойное. Театр – слишком не моя конструкция. Я не люблю, когда на меня смотрят. Это первое. Второе – я не могу играть одно и тоже пятьдесят спектаклей. Через какое-то время все начинает черстветь, приходит автомат, и спектакль играется механически. А я механику вообще не терплю. Сыграть спектакль десять раз и закрыть его – это было бы прекрасно. Но так не получается, ведь с тобой рядом партнеры, которые хотят играть. Тут все сложно. Вряд ли я буду играть в театре в этом году.

И в завершении назовите проекты, в которых вы будете участвовать в 2008 году.

– Я должен закончить «Сезон дождей». Также нужно завершить «Иванова» по пьесе Чехова. Очень надеюсь, что состоится картина «Папина дочка». Это что расписано до конца августа.

Источник: Олег МОСКВИТИН «Новые Известия»

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.