Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЕ-1 + ГОЛОСОВАНИЕ-2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИНТЕРВЬЮ ::.

Артем Михалков

Биография

Фотоальбом

Все интервью

Александр Нечаев, «Артем Михалков: «Со своих отец дерет три шкуры»

«Утомленные солнцем. Предстояние» - уже третий фильм, в котором Никита Михалков снял своего сына Артема. Вторым был «Сибирский цирюльник», в котором Артем сыграл в одном из эпизодов кадета.

А дебютом в кино для него стала лента… «Очи черные». «Там была крохотная роль – я сыграл мальчишку, который бежит и кричит «Едут, едут!», - рассказывает Артем. - Но директор фильма вырезал меня и заменил в этом эпизоде своим сыном. Я тогда был расстроен до слез!»

В «Предстоянии» Михалкову-младшему досталась роль кремлевского курсанта, который вместе со своими товарищами прибывает зимой 1941 года на передовую и попадает в окопы к солдатам из штрафбата. После премьеры фильма в Кремле мне удалось задать Артему несколько вопросов.

КИНО ПО БЛАТУ

- Второй большой фильм и вновь вы, Артем, в окопе. Где вам было сложнее работать – на съемочной площадке «9 роты» (Артем сыграл одну из главных ролей - рядового Рябу - Ред.) или все-таки на «Утомленных»?

- Ну, легко нигде не было. Хотя вот «9 роту» снимали летом, и в этом, конечно, были свои плюсы. С другой стороны, как вспомню все это тяжеленное обмундирование, в котором нужно было ходить с шести утра до позднего вечера, то и сейчас дурно становится. А сцены с моим участием в «Предстоянии» мы снимали два месяца. Тут было ощущение реальных боевых действий. Зима, страшный холод, а мне в одном из эпизодов нужно статично стоять, взяв в руки винтовку со штыком. Час снимаем, два, три. Я стою, уже совсем не чувствуя ни ног. Руки дрожат, на лице аллергия… Оператор никак не может попасть по фокусу. Одним словом, жуть.

- Выстояли?

- Ну а куда бы я делся? Зато потом, уже после того, как все закончилось, папа мне позвонил и сказал: «Молодец». И для меня это стало самой важной оценкой.

- А Никита Сергеевич к вам на съемочной площадке относился снисходительней, чем к другим актерам?

- Нет, что вы, об этом не может быть и речи. Отец вообще со своих на съемках дерет три шкуры – чтобы ни у кого не возникло мысли, что мы работаем хуже других. Хотя вот мне его манера работы с актерами очень нравится. Он совсем не диктатор на площадке. Перед тем, как снять сцену прибытия курсантов на передовую, он собрал всех артистов, участвующих в ней, посадил за круглый стол и предложил каждому высказаться. То есть понятно, что был сценарий, в котором прописаны реплики, но отцу было важно услышать мнение каждого о своем персонаже. Чтобы как-то усилить образы героев, придать им глубину. И очень многое из того, что было сказано на той встрече, в итоге вошло в фильм.

- Многие родственники известных режиссеров никогда не соглашаются играть в их фильмах, потому что очень сложно разделить личные и профессиональные отношения. У вас с этим проблем, судя по всему, нет.

- Если бы у них был отец Никита Сергеевич Михалков, то они бы не смогли отказаться от съемок. А вообще чаще все-таки бывает, что режиссеры на протяжении всей своей жизни снимают в своих картинах детей, жен… Я не вижу ничего плохого в том, чтобы сыграть в фильме папы. Такие вещи надо уметь ценить: когда еще представиться такая возможность посидеть с отцом в одном окопе?

- Ну вы же понимаете, что в таких случаях у публики сразу же возникает слово «блат».

- А меня всегда интересовало, почему так происходит. Если есть актерская династия, отчего бы ее не продолжить? Династии же повсюду – банкиров, нефтяников, инженеров, политиков… Они, значит, могут передавать своим потомкам частицу своего таланта, а творческие люди нет. Разве это правильно? При этом я понимаю, что мне всегда будут говорить – вот, мол, у тебя такая фамилия…

И что с того? Я теперь, получается, должен сидеть на месте и ничего не делать? Или стирать из блогов все нападки на меня? Я же, в конце концов, не червонец, чтобы всем нравиться. К тому же я всегда старался быть самостоятельным. Даже на режиссерский факультет ВГИКа в начале 90-х поступил без ведома отца. Посоветовался с ним перед поступлением, конечно.

Он мне сказал: «Слушай, а, может, не надо?». Я взвесил все и отправился подавать документы. И уже после того как Марлен Хуциев взял меня на свой курс, позвонил отцу и все рассказал. Все эти разговоры про блат, они в современном кинематографе не работают. Смотрят ведь в первую очередь на твои способности, а не фамилию в паспорте.

ГЕНЕТИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ

- А Михалков-режиссер и Михалков-отец – это разные люди?

- Нет. Папа очень цельный человек. И потом, когда он дома, мне сложно представить его ничего не делающим. Он всегда чем-то занят. Чтобы вот просто так лежать полдня на диване – этого никогда не было и вряд ли будет.

- В «Утомленных солнцем-2» снялась и ваша сестра Надежда…

- Эти съемки вообще показали, что Надя очень смелая девушка. Она ведь, в отличие от меня, буквально прожила на площадке в течение трех лет. И хлебнуть ей тоже пришлось немало – чего стоит одна сцена на заводе, в которой она пытается спасти умирающего танкиста. ее же снимали очень долго, в 20-градусный мороз... А эпизод, в котором она плывет на мине был настолько сложным, что у нее чуть не произошел срыв. В этом весь отец – он требует работать ровно столько, чтобы получилось так, как он задумал. Я очень рад, что Надя все это выдержала.

- А между вами и сестрами никогда не было конкуренции за внимание Никиты Сергеевича?

- Нет, что вы. С Аней мы погодки, поэтому мы всегда были очень дружны. Когда мы подросли, я напоминал ее обидчикам, что у нее есть брат, который в случае чего может и дать сдачи. Ну а Надя… Она ведь родилась, когда папе было уже 40 лет. И, конечно, тут же завладела всем его вниманием. Но никакой ревности с нашей стороны не было. Наоборот, когда в 1992 году отец монтировал фильм во Франции, мы отправили Надю к нему. И было ощущение, что через нее мы тоже общаемся с ним.

- В вашей жизни были периоды, когда вам очень сильно не хватало отца? Все-таки жизнь актера и режиссера не подразумевает частого присутствия в кругу семьи.

- Знаете, никогда не было такого. Папа всегда умудряется быть рядом, когда он мне нужен. То есть как только у меня возникает какая-то проблема, он ее чувствует, даже если я никому еще не успел рассказать. Я как-то раз спросил его: «Как у тебя это получается?» Он только пожал плечами и ответил, что у него точно также было с Сергеем Владимировичем. Это какая-то связь на уровне генов. Не знаю даже, как по другому объяснить.

Источник: Александр Нечаев, "Комсомольская правда"

Hmm... Good job, bro!

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.