Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЕ-1 + ГОЛОСОВАНИЕ-2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИНТЕРВЬЮ ::.

Артем Михалков

Биография

Фотоальбом

Все интервью

Татьяна Никишина, «Артем Михалков: «Для того чтобы жениться - в нашей семье необходимо благословение Никиты Михалкова...»

Быть членом клана Михалковых и далеко уйти от кино — пожалуй, невозможно. Вот и второму сыну Никиты Сергеевича, Артему, это не удалось. Режиссерский факультет ВГИКа, актерские интрижки с большим кино, съемка рекламных роликов и документальных фильмов, мечты о первом фильме — это то, чем наполнены трудовые будни Михалкова-младшего. А в остальном Артем ведет жизнь обычного молодого человека: слушает группу “Любэ”, по просьбе мамы надевает костюм, спорит со своей женой Дашей и воспитывает дочку Наташу.

— Артем, подавляющему большинству людей про вас известно, что вы — сын Никиты Михалкова и что снялись в нескольких фильмах, один из которых, “9 рота”, был у всех на слуху. А чем вы еще занимаетесь? Как на жизнь зарабатываете?

— У меня есть кинокомпания “Кинодом”, которая занимается съемкой музыкальных клипов, рекламных роликов и документальных фильмов. “Страсти по России” и “Библиотека русской классики” — наши лучшие работы. Сейчас тружусь над документальным фильмом “К-324”. Это фильм о подводной лодке, которая всплыла недалеко от Америки в 1983 году. Еще я являюсь одним из учредителей ресторана “Ветерок”. Поучаствовать в этом проекте меня пригласили Аркадий Новиков и мой брат Степан Михалков.

— Видимо, Степан вас и порекомендовал Федору Бондарчуку на роль в “9 роте”. Давно известно, что они друзья…

— Федор и правда лучший друг Степана. Они одногодки, у них совместный ресторанный бизнес и совместная кинокомпания. А мы с Федором всегда общались как хорошие знакомые, и никто его обо мне не просил. Этот проект Федор пытался реализовать в течение 6 лет. И на протяжении всего этого времени он мне периодически говорил: “Что-то ты сегодня выглядишь не так, как надо. Соберись, будешь у меня сниматься”.

— Что Бондарчуку в вас не нравилось?

— Видимо, он видел во мне одного героя, а годы шли, и я менялся. А когда до меня дошло, что фильм наконец-то запускается, — Федор мне не позвонил. “Ну все! Пропал Федор Сергеевич!” — с досадой подумал я. Но все мои переживания оказались напрасны. Через какое-то время неожиданно раздался звонок ассистента по актерам, который сообщил, что режиссер Бондарчук хочет попробовать меня на одну из ролей.

— На премьеру “9 роты” пришли все ваши родственники?

— Отца не было. Он тогда куда-то уехал по делам. А вот мама, Надя, Аня и Егор пришли.

— Правда, что в момент, когда вашего героя убили, Надя Михалкова просто разрыдалась?

— Надя прорыдала полкартины! Ее никак не могли успокоить!

— Какие отзывы были по поводу вашей роли?

— Ане и маме понравилось. Егор просто поздравил с премьерой, никак не прокомментировал. С дедом Сергеем Владимировичем мы это не обсуждали. А отец (он посмотрел фильм еще до премьеры) по сравнению с другими моими работами поставил мне наивысшую оценку. Обычно Никита Михалков скуп на похвалу.

— Не так давно вся страна отмечала 60-летие Никиты Михалкова. Что вы подарили отцу?

— На второй день празднования 60-летия отца я спел песню “Я иду, шагаю по Москве”. Начал строчкой из песни, а остальное все придумал. Поскольку у нас с отцом голоса похожи — получилось очень смешно. Отец не ожидал.

— А материальные подарки были?

— Мы со Степаном скинулись и подарили отцу в его охотхозяйство две “Газели”.

— У Никиты Михалкова большое охотхозяйство?

— Я пока еще там ни разу не был. Знаю только, что оно находится под Нижним Новгородом. Раньше отец привозил мясо уток, глухарей, кабанов и лосей домой, а после появления охотхозяйства стал со своей добычей справляться на месте.

— А вы увлекаетесь охотой?

— Раньше я ездил, а сейчас просто времени на это не хватает. Отец приучал меня к охоте с 7 лет. Помню, мы вставали в 4 утра и шли в лес, на глухарей. Отец доверял мне самое главное — ружье. Я нес его и ощущал себя настоящим охотником. Процедура была следующая: во время токования (глухарь в это время, кроме своего пения, ничего не слышит) мы перебежками подходили к глухарю, отец оставлял меня на месте, а сам шел и стрелял.

— Вам 30 лет, вы закончили режиссерский факультет ВГИКа, а вот художественного фильма до сих пор еще ни одного не сняли. Собираетесь?

— Собираюсь. Идея уже есть, пишется сценарий. Для начала съемок необходимо сформировать бюджет.

— Допустим, свой первый фильм вы сняли. Дальше планируете, как Егор Кончаловский, снимать один за другим?

— Не знаю. Если мне это понравится и у меня все получится, я втянусь. Нет — займусь продюсированием.

— Никита Михалков любит рассуждать о том, что каждый настоящий мужчина должен выполнить долг перед Родиной — послужить в армии. Ваш брат Степан через это прошел, а вам, видимо, удалось избежать…

— Степан до армии был хулиганом — они с Федей Бондарчуком торговали валютой, водились с компанией, половина из которой отсидела за разбой. Поэтому армия — это было самое лучшее, что могло случиться со Степаном... А я был примерным мальчиком. (Смеется.) Сам (без помощи отца) поступил во ВГИК, снимал документальные фильмы, ролики, много работал. Отец понимал, что работа и опыт для меня не менее важны, чем армия. Хотя иногда он все же заводил разговоры о службе.

— Может быть, просто ваша мама за вас вступилась?

— Мама тоже была “за”.

— А вам самому хотелось?

— В свое время я прошел курс молодого бойца в Костромском высшем военном училище химзащиты. Мне этого хватило.

— В одном из интервью вы сказали: “В школе меня не любили и в институте тоже”. За что?

— К нашей фамилии всегда относились предвзято. Поначалу я пытался наладить контакт с одноклассниками, говорил: “Ребята, я не такой! Я же не виноват, что я родился в такой семье, так получилось”, но сложившиеся стереотипы были сильнее меня. До 17 лет я очень переживал, а потом решил: общаются со мной одноклассники или нет — их дело. У меня есть друзья, родственники, любимые люди. Я нормальный человек и не испытываю одиночества.

— Чем занимается ваша жена Даша?

— Она работает в PR-отделе одной крупной строительной компании. У Даши свободный график работы, ее занятость определяется наличием тех или иных проектов. Еще Дарья время от времени занимается организацией различных мероприятий.

— Как давно вы с Дашей вместе?

— Лет восемь. Мы познакомились во ВГИКе. Даша поступала на подготовительные курсы актерского мастерства, а я уже учился. А познакомились случайно. Мы с друзьями стояли, разговаривали, к нам подошла Даша и что-то спросила. Слово за слово — и вот мы уже обменялись телефонами. Около месяца мы с Дашей дружили, а потом разбежались. Просто как-то я ей не позвонил, а она тоже... А через полтора года я увидел ее в одном клубе, где она отмечала день рождения. Во ВГИК она так и не поступила. Передумала и пошла на психологический. О чем сейчас иногда жалеет.

— Чем Даша вас зацепила?

— Глубоким внутренним миром. Мы с ней очень разные люди. Мне нравится одно, а Даше — другое, поэтому количество наших ссор подсчитать уже невозможно. Но после ссоры всегда бывает примирение.

— Три года назад у вас родилась дочь Наташа. Правда, что из-за этого вы отказались от роли?

— Правда. Это был фильм про Чечню, и мне доверили роль солдата. Съемочная группа не могла перенести график съемки, а Даша хотела, чтобы я был рядом.

— Жалеете?

— Жалею. Сценарий был интересный.

— Где вас застало известие, что у вас родилась дочь?

— Мы были со Степаном у него дома. Даша позвонила и сказала, что у нас родилась дочка. Я был в шоке. Первый ребенок — это всегда большое событие. Степан налил нам по бокалу вина, а потом пошутил: “Ну ты попал!” Домой я вернулся только через день, а затем поехал в роддом к Даше.

— Степан Михалков присутствовал на родах своей жены, даже камеру прихватил для съемок, а вы почему отказались?

— Нет, это не для меня. Я даже представить себе не могу, как это можно взять камеру и снимать рождение своего ребенка.

— Мужчины по-разному относятся к сообщению женщины о беременности. Как было в вашем случае?

— Для нас это не было неожиданностью. Мы хотели ребенка. Правда, нам сначала сказали, что у нас будет мальчик, и я уже настроился на это. А через два с половиной месяца при повторном УЗИ сообщили, что будет девочка. Я даже расплакался. Даша тогда долго возмущалась: “Ты не хочешь девочку! Ты ее любить не будешь!” Но сейчас я об этом ничуть не жалею. Как сказал Эрнест Хемингуэй: “Девочки рождаются у настоящих мужчин”.

— Как ваша дочка называет вашу маму Татьяну Михалкову?

— Таня.

— Это вы ей запретили ее бабушкой называть?

— Ну что вы! Иногда она называет ее бабушкой Таней. Моя мама не против.

— Татьяну Михалкову всегда можно увидеть с черным бантом на голове. Откуда такое постоянство?

— Это произошло неожиданно. Как-то лет 10 назад мама надела бант, и это стало неотъемлемой частью ее образа. Мне кажется, что ей просто нравится такой имидж. К тому же маме это идет. Она даже дома с бантом ходит.

— Бант бархатный?

— Бархатный. И их у мамы несколько.

— Татьяна Михалкова как знаток моды дает вам советы по поводу одежды?

— Раньше постоянно что-то советовала, а сейчас иногда просит надеть костюм (костюмы я обычно не ношу, мне они не нравятся). Но если она настаивает — я надеваю. С неохотой.

— Правда, что вы, как Владимир Путин, любите группу “Любэ”?

— Правда. Даже снимал лет шесть назад для них клип “Ребята с нашего двора”. Такое маленькое кино.

— Вы полюбили “Любэ” до клипа или после?

— Задолго до. Мне нравилась эта группа, и я мечтал снять Колю Расторгуева. Однако продюсер “Любэ” Игорь Матвиенко поначалу не проникся моей идеей и посоветовал снять молодежную группу “Иванушки”. Но я настоял на своем.

— Ваша любовь к “Любэ” до сих пор не прошла?

— Я был на их последнем концерте, и мне все очень понравилось. У меня и диски есть, и плакаты, и если мелодия “Любэ” доносится из радиоприемника — я делаю звук на две позиции громче и с удовольствием слушаю.

— У вас много настоящих друзей?

— Немного, но они есть. Я человек общительный. У меня есть два друга со школы: Кирилл Шаншиев (продюсер одной кинокомпании) и Саша Козлов (работает в строительной фирме). Кирилл Хлебников — мой закадычный друг. Мы выросли в одном дворе, я крестный отец его ребенка. Он занимается инвестированием.

— Есть ли что-нибудь такое, что вы не смогли бы простить даже самому лучшему другу?

— Предательство. Но у меня пока такого не было.

— Допустим, друг увел у вас девушку, вы будете с ним общаться?

— Какой же он друг тогда?

— Но чувствам, как говорится, не прикажешь... Если ваша девушка и ваш друг полюбили друг друга и хотят после этого с вами общаться, вы пойдете им навстречу?

— Я человек достаточно ревнивый и поэтому навряд ли смогу пойти на такое.

— И часто ревнуете?

— Бывает. Например, если Даша с кем-то танцует и этот человек, на мой взгляд, на нее как-то по-особенному смотрит, а она ему улыбается.

— После такого танца вы делаете Даше замечание?

— Конечно! Но у нас все обычно перетекает в шутку. К серьезной ревности Даша поводов пока не давала. Женщины иногда специально так себя ведут, чтобы их ревновали. Вы ведь хитрые! К легкой ревности я хорошо отношусь. Это же полет эротики!

Источник: Татьяна Никишина, "Московский комсомолец"

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.