Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЕ-1 + ГОЛОСОВАНИЕ-2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: ИНТЕРВЬЮ ::.

Федосеева-Шукшина Лидия

Биография

Фотоальбом

Все интервью

Жаль, нет моды на пожилых героинь!

С легендой российского кино – Лидией Федосеевой-Шукшиной мы познакомились на фестивале «Киношок». Журналисты ходили за ней по пятам, но Лидия Николаевна вот уже восемь лет никому интервью не дает. Для «Собеседника» было сделано исключение.

Шукшину, в отличие от многих скороспелых сериальных актеров, зрители как-то особенно трогательно любят. Несколько утомившись от такого внимания, актриса категорически отказывалась от всех интервью, поэтому на разговор для газеты я в общем-то и не надеялась. Однако наша беседа «за жизнь» за столиком фестивальной столовой показалась Лидии Николаевне интересной – и она разрешила ее опубликовать.

Шукшин тоже интервью не любил

– У вас, наверное, много друзей здесь, на фестивале. Вас даже служащие гостиницы так радостно узнают.

– Я четвертый раз на «Киношоке». Фестиваль мне нравится, но, скажу вам честно, здесь я больше ради моря. Я ни с кем не дружу из актерской среды, хотя со всеми у меня прекрасные отношения и я всех очень люблю. Ко мне все здесь очень хорошо относятся. Но дружить с актерами как-то не хочется… У нас были очень дружеские отношения с семьей Леонида Куравлева, но постепенно время нас разлучило. У них появились свои знакомые, у меня – свои. И у Маши моей, кстати, такая же история, она из актерской среды тоже ни с кем не дружит.

– А причина? Зависть, соперничество?

– Может быть, может быть… Хотя для актерской среды это естественно. А у нас в семье всегда ценили другое: искренность, открытость. Грустно мне, что сейчас везде такое бесстыдство, такое беззаконие…

– Поэтому интервью давно не даете?

– Ну да, я не общаюсь с прессой лет уже 10. Вот сегодня ко мне в номер пришли два мальчика с телевидения. Я понимаю, что у них своя работа, но преодолеть что-то не могу в себе уже много-много лет. Кроме того, мне лично это неинтересно. Нет, я не грублю, просто вежливо прошу прощения. И Василий Макарович Шукшин – так же. Я смотрела недавно архивы Шукшина, собирала публицистику, и оказалось, что у него интервью-то почти не было. За десять лет нашей жизни его выступления в прессе по пальцам можно пересчитать.

– Если не ошибаюсь, вы познакомились с Шукшиным по пути на съемку картины?

– Не совсем так. Познакомились мы еще в институте. Он был секретарем комсомольской организации, а я не была комсомолкой. Это и было первым поводом для нашей встречи. Потом он подсел ко мне в поезде на пути в Судак, и я долго рассказывала ему о себе. Приехали на съемки, и в лесу он подарил мне маленький букетик цветов. Как он сказал мне потом, это были первые цветы, которые он подарил женщине. С его любви началось творческое счастье в моей жизни, и я всегда буду благодарна Богу за то, что мы встретились.

– Вас называют деревенской актрисой. А вы ведь родом из Ленинграда.

– Ну да, городская косточка. Но я часто ездила к бабушке в деревню. Да и вообще все мы – родом из деревни.

– Вы по-прежнему снимаетесь, ролями не обделены. Часто на роли бабушек приглашают (наверное, потому, что в жизни вы уже четырежды бабушка). Но есть, наверное, мечты… Где сами хотели бы сняться, для души?

– Да не пишут сейчас хороших сценариев, к сожалению. Я разговаривала с одной дамой, которая живет в Америке, так она говорит, что у них сейчас мода пошла на пожилых героинь. Они рассказывают свои истории… Я подумала: у нас ведь тоже это было бы очень интересно. Каждая женщина в России может такие истории рассказать – и не выдумаешь специально! Я бы очень хотела в такой вот картине сниматься. Кроме того, у меня даже есть на этот счет кое-какие предложения… Но говорить раньше времени не хочу. Вот когда конкретное что-нибудь появится, сообщу. А вообще, скажу по секрету, у меня уже написанный один такой сценарий лежит дома, надо только деньги на картину найти.

Маша – вся в отца

– Вас совсем не видно в сериалах, не любите этого?

– Нет, я вовсе не осуждаю тех, кто снимается, время такое. Я считаю, приглашают – работай. Другое дело, что они, все сериалы эти, очень похожи. Я много на фестивали езжу. Идем вот по красной дорожке – Ира Муравьева, Федосеева-Шукшина, Кириенко, Наташа Егорова... И вдруг – еще кто-кто. Кто? Мы друг у друга спрашиваем. Да ты что, говорят, у нее двадцать пять серий в сериале и главные роли. А мы вот не знаем их – молодых, да ранних. Телевидение обеспечивает зрительские симпатии. Но это и хорошо. Без узнаваемости актеру никак нельзя.

– Что вы, что дочка ваша Маша – личности непафосные, на тусовки вас не заманишь…

– Маша вообще у нас трудоголик – в отца пошла. Много работает на телевидении и в кино… А я, слава Богу, могу выбирать. К счастью, ерунды какой-нибудь не предлагают, роль обычно небольшая, но интересная. Вот сейчас снялась у Андрея Соколова. Очень характерная и яркая женщина – мой персонаж. Хабалка такая. Это не мое, но почему-то режиссер именно меня в этой роли увидел. После съемки подошел и сказал: «Я даже не ожидал, что вы так сыграете». Я говорю: «Хорошо или плохо?» Он: «Очень хорошо». Эту роль должна была сыграть Нина Русланова, ее образ. Но, слава Богу, у меня получилось.

– А Маша? Ей роли выбирать сложнее?

– Я ей иногда говорю: «Если предлагают – соглашайся, пока молодая и приглашают тебя». Но она все равно иногда ни в какую. Говорит, что никогда не согласится сыграть героиню, у которой трагически обрывается жизнь. Вот недавно отказалась от роли в картине, где героиня в ванне перерезает себе вены. Роль прекрасная, но у нее свои принципы.

– Суеверна?

– Дело не в этом. Кино – это пример для подражания. Ну зачем? Вдруг она сыграет органично и кто-нибудь последует примеру героини. Она правильно делает, актриса должна помнить об ответственности.

– Вам всегда нравится дочка в кино?

– Серьезно работает и достойно выглядит на экране.

– А мамины советы – с благодарностью или в штыки?

– Конечно, я первая, к кому она обращается за советом. Иногда сначала не соглашается, но потом говорит: «Ты права». Я говорю ей: «Поменьше мимики, не надо этого». А она мне: «Понимаешь, я беру все эти жесты и мимику от своих близнецов!» Им два года и два месяца, и они пока еще не говорят – близнецы позже начинают говорить. Но такие выразительные – просто мимы!

– У вас есть время принимать участие в их воспитании?

– Стараюсь! Но ездить к ним очень часто не могу – у них свой режим. А значит, надо свои планы менять. Но если помощь нужна, всегда помогу. Вот Анечка сегодня позвонила: «Бабушка, не могла бы ты?..» Конечно, могу!

– Близнецы обычно очень разные по характеру бывают, ваши тоже?

– С самого начала это было заметно. Фомочка такой спокойный, к Маше ластится. А второй, Фока, глянет: мама приехала – и дальше своими делами занимается. А внешне я, кстати, их до сих пор не различаю. Вот, к примеру, один из них покакал. Маша звонит, я ей сообщаю. Дочка спрашивает: «Кто? В какую рубашку был одет?» Я говорю: «Да я забыла, в какую, уж и переодела несколько раз!» Маша мне: «Ну вот, мама, из-за тебя мы опять анализы не сдадим!» Старшие Машины дети – Анечка и Макар прекрасно, конечно, различают близнецов, они-то все время с ними, а я вот нет, никак не могу точно определить!

– Мне всегда было интересно, как Маша, мать четверых детей, елки-палки, умудряется выглядеть так молодо. Только хорошеет с годами. Секрет, что ли, какой знают в вашей семье?

– Ну, я не знаю секретов. Она просто следит за собой, да и гены такие – Василия Макарыча. Ольга, младшая, полновата всегда была, с рождения, а Маша тоненькая, вся в отца.

– Вообще-то многие убеждены, что Маша на вас похожа.

– Не факт! Вот и Куравлевы тоже считают, что она больше похожа на Василия Макарыча. Та же улыбка, те же глаза.

Источник: Марина Русанова «Собеседник»

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.