Актеры советского и российского кино


ИСТОРИИ * ИНТЕРВЬЮ * ЮМОР, ПРИКОЛЫ * ФОТО АЛЬБОМ * ГОЛОСОВАНИЕ-1 + ГОЛОСОВАНИЕ-2 * ВИКТОРИНА
ЭРОТИЧЕСКИЕ ФОТО + фото из журналов * ЗАРУБЕЖНЫЕ АКТЁРЫ * ОБОИ * ФОРУМ

.:: КИНОФИЛЬМЫ ::.

Психологический детектив "Авария"

Режиссер и сценарист: Витаутас Жалакявичюс
СССР, Мосфильм, 1974 г., 2 серии

Авария Телевизионный фильм Витаутаса Жалакявичюса «Авария» поставлен по мотивам одноименной повести швейцарского драматурга Фридриха Дюрренматта, признанного мастера психологического детектива. В центре повествования - генеральный представитель некоей фирмы Альфред Трапс, человек преуспевающий и уважаемый. А что если копнуть его прошлое? Ведь у каждого человека найдется что-то, что он предпочитает не разглашать… Волей случая Трапс оказывается на импровизированном суде, где его былые поступки приобретут новую окраску…

Премьера фильма состоялась 4 сентября 1975 г.

Персонажи фильма:
Альфредо Трапс (Регимантас Адомайтис), торговый представитель
Судья (Юри Ярвет)
Прокурор Цорн (Ростислав Плятт)
Адвокат Куммер (Бронюс Бабкаускас)
Симона (Ирина Мирошниченко)
Пиле (Николай Шацкий), палач
Фридрих (Валентин Никулин), работник техобслуживания
Тобиас (Г. Столяров)
Странная дама в автомобиле (Наталья Кустинская)

Сюжет

АварияПроцветающий торговый представитель Альфредо Трапс едет на своей машине по каким-то делам. Где-то в сельской местности его автомобиль глохнет. Прибывший на место сотрудник техпомощи Фридрих сообщает, что ремонт продлится до утра, а пока он предлагает ему переночевать в доме старика, бывшего судьи. Альфредо принимает предложение.

Вечером к судье приходят его друзья-пенсионеры. Один из них – бывший адвокат, другой – бывший прокурор. Как оказалось, старики любят коротать вечера за весьма необычной игрой: они устраивают судебные процессы. Трапсу предлагают поучаствовать в игре в качестве обвиняемого. Для этого ему необходимо рассказать о каком-нибудь совершенном им преступлении.

Трапсу особо рассказывать нечего – ведь ничего подобного он не совершал. Он начинает повествование о своей жизни, о том, как пробивался с самых низов, как занял место своего бывшего начальника… Стоп! А почему умер его начальник? От инфаркта? В таком раннем возрасте? Старики начинают раскручивать дело, благо, что слегка захмелевший Трапс и сам не прочь все рассказать. Выясняется, что Альфредо состоял в любовной связи с женой начальника, которого на самом деле терпеть не мог. В итоге импровизированный суд поворачивает дело так, что Альфредо оказывается виновным в инфаркте своего шефа. А раз так, то и приговор будет соответствующим: смертная казнь. Впрочем, чего волноваться - суд-то ненастоящий…

Наутро Трапс уезжает на своей машине по горной дороге, где погибает в автокатастрофе…

Витаутас Жалакявичюс о своем фильме

Авария «Аварию» я хотел поставить давно, еще в шестьдесят первом году, но постановка не состоялась. И я снял картину «Хроника одного дня», в которой можно найти отзвуки проблематики, волновавшей Дюрренматта. И в «Хронике» и в «Аварии» речь идет о приспособленчестве, о карьеризме, о трусости и равнодушии. С той, естественно, разницей, что конформизм, цинизм, эгоизм героев Дюрренматта многократно усиливаются социальными противоречиями буржуазного мира. Дюрренматт ставит в повести своеобразный социальный эксперимент: он помещает героя в наиболее благоприятную питательную среду и смотрит со стороны, как проявляются в этой среде незаметные и как бы не существовавшие ранее грани его характера...

В самом деле, скажи кто-нибудь преуспевающему коммивояжеру, что не пройдет и нескольких часов, как он вывернет душу наизнанку перед этими стариками, что расскажет им о сокровенных своих помыслах и поступках, в которых и себе самому не посмел бы признаться, Трапс не поверил бы, оскорбился бы, ни на мгновение не усомнившись в собственной честности, незапятнанности и благородстве. Тем более, что и сами судьи немногим отличаются от него, что и сами они, приведись им предстать перед таким же судом, наверняка повинились бы в не менее грязных, не менее безнравственных поступках.» Нет, не среди них искать идейных противников героя!

Эти люди той же породы, что и Трапс, и я не чувствовал себя вправе наделять их более благородными качествами, быть может, они отличаются от своего нечаянного подсудимого лишь тем, что исповедуют старые нравы, старые обычаи, старые нормы правосудия, что мораль их более эластична, чем мораль Трапса, но, по существу, это одно и то же. И даже эксцентричность, придающая им более человеческие черты,— это только излюбленный прием Дюрренматта, ибо при всей изысканности формы он моралист, он торопится к своему финальному парадоксу, не затрудняя себя психологическими мотивировками...

И потому кажущаяся статичность действия поминутно чревата взрывом, столкновением, неожиданным финальным аккордом, потому и центр тяжести сюжета переносится здесь на слово, на диалог, на неумолимую логику судебного следствия, мало-помалу доказывающего безусловную виновность Альфреда Трапса, жившего в полном согласии с уголовным кодексом.
Это вторая причина моего интереса к «Аварии». Мне давно хотелось поставить спектакль на сцене или сделать «актерский фильм», ибо в кино мы отдаем слишком много времени работе над зрительной стороной и слишком мало общаемся с актерами, репетируем. А специфика театрального мышления Дюрренматта предоставила мне такую возможность. Наверно, если бы пришлось снимать «Аварию» для кино, я отказался бы, но для телевидения, где главное все-таки не изображение, а слово, где главное не режиссер, а актер, где можно найти разумный компромисс между тем, что зритель видит (как в кино) и слышит (как в театре), театральность Дюрренматта может оказаться его главным достоинством.

«Советский экран» № 9, 1974 год

Дюрренматт в изложении Жалакявичюса

Авария Швейцарский драматург и прозаик Фридрих Дюрренматт прославился, как мастер психологического детектива. Его произведения необычны, парадоксальны, язвительны. Они не так просты для экранизации, но зато при умелом воплощении становятся настоящими шедеврами (как, например, «Визит дамы» Михаила Козакова). К числу таких удачных экранизаций можно смело отнести и фильм Витаутаса Жалакявичюса «Авария». Более того, по моему мнению, картина получилась куда интереснее, живее, полнокровнее, и даже более мистической, нежели литературный первоисточник (а это случается крайне редко).

В первую очередь хочется отметить саму атмосферу картины. Старый дом с каким-то замшелым интерьером, в котором обитают на первый взгляд милые, допотопные старички, отставные работники правосудия. Их игра кажется странной забавой, но чем дальше, тем сильнее нагнетается атмосфера, затягивая зрителя в омут человеческих страстей. И происходящий суд становится все более реальным, обнажая порочные черты главного героя. Вот уже и сам Трапс в какой-то момент признается, что начинает воспринимать все по-настоящему.

Впрочем, рассматривать картину только под одним углом: мол, представители суда вытаскивают на свет грязные делишки внешне благополучного человека и затем осуждают его за содеянное, было бы не совсем верно. А что, если взглянуть на это с другой стороны? Подвыпивший Трапс под прямо таки прессом Прокурора выкладывает факт за фактом. Да что там факты, он, в порыве откровенности, рассказывает о самом сокровенном: о своих мыслях, о своих желаниях. А суд, ради обвинения, готов все это представить в выгодном для себя свете. На самом ли деле измена жены спровоцировала инфаркт – это еще вопрос. Но суду хочется в это верить, мало того, им удается бедить и самого Трапса в том, что это по его вине умер его начальник.

Одним словом, фильм достаточно многогранный и неоднозначный. В этом заслуга и большого мастера Витаутаса Жалакявичюса, и блестящей актерской команды: Регимантаса Адомайтиса, Юри Ярвета, Ростислава Плятта, Бронюса Бабкаускаса, Ирины Мирошниченко.

Единственный вопрос, который возник по ходу картины – непонятное появление в самом начале дамы на автомобиле (роль исполнила Наталья Кустинская). Возможно, режиссер хотел этим что-то сказать? Однако, на мой взгляд, эпизод абсолютно лишний и надуманный.

По поводу финала картины. Он отличается от книжного, где главный герой, раскаявшись, кончает жизнь самоубийством. Именно разные финалы дают разный ключ к пониманию произведения. И в этом случае Дюрренматт, по моему мнению, оказался сильнее Жалакявичюса.

Фото из фильма

Игорь BIN

Моя оценка - 8 из 10

Данная рецензия выражает субъективное мнение автора, которое вполне может не совпадать с Вашим. Смотрите сами и делайте собственные выводы.

 

Hmm... Good job, bro!

© 2003-2016 RUSactors.ru / Использование сайта http://rusactors.ru/ означает полное и безоговорочное согласие с условиями пользовательского соглашения.